• 22 декабря 2015

    Фантомы российской инфраструктуры-2015

    Несмотря на то, что 2015 год характеризовался сложной ситуацией в экономике России и сокращением бюджетного финансирования, список «фантомных проектов» сильно не изменился, а некоторые из них хоть и очень медленно, но продвигаются.

    Калининград: лоббизм на неглубоком месте


    Уже традиционно список «фантомных» портовых проектов у нас возглавляет проект строительства глубоководного порта в Калининградской области. Финансирование с него уже неоднократно перераспределяли – сначала в пользу аванпорта «Бронка» в Санкт-Петербурге», затем – на проект Ямал-СПГ. В итоге все свелось к строительству круизно-пассажирского терминала в Пионерском под Чемпионат мира по футболу-2018.

    Тем не менее, местные власти и бизнес продолжают лоббировать проект создания в области глубоководного грузового порта. В качестве его составных частей рассматриваются пассажирский и СПГ-терминалы. Проработано три варианта создания такого порта общей стоимостью до 207 млрд руб. и объемом дноуглубительных работ до 103 тыс. куб. м. Более подробно об этом мы писали ранее >>>>

    Более того, в октябре 2015 года правительство России издало распоряжение, в соответствии с которым вносятся изменения в схему территориального планирования РФ в области федерального транспорта и автомобильных дорог федерального значения. В соответствии с документом, в Калининградской области предусматривается строительство контейнерного терминала проектной мощностью 2,2 млн тонн в год в г. Балтийск, строительство международного морского пассажирского терминала в г. Пионерском с пассажирооборотом до 250 тыс. чел. в год по круизным судам и до 1 млн чел. в год по паромам, яхтенной марины в г. Пионерский. На втором этапе развития портовой инфраструктуры области планируется создание глубоководного порта в пос. Янтарный общим грузооборотом в 50 млн тонн в год со строительством контейнерного терминала мощностью 25 млн тонн в год, терминала наливных грузов мощностью 4,9 млн тонн, терминала накатных грузов пропускной способностью. в 2 млн тонн в год, терминала генгрузов грузооборотом до 6,1 млн тонн в год и терминала по приему, хранению и регазификации СПГ в районе г. Зеленоградск мощностью 2,3 млн тонн в год.

    Мы предполагаем, тем не менее, что в условиях дефицита бюджета ждать выделения средств под данный проект вряд ли уместно. Поэтому, скорее всего, проект грузового порта благополучно будет пребывать в статусе «фантомного» и далее. Впрочем, некоторые терминалы, например, СПГ, здесь вполне могут появиться на горизонте нескольких лет. Наибольшие сомнения вызывают планы создания контейнерного порта-хаба, способного конкурировать с европейскими.

    Разрубить Мурманский узел


    Проект комплексного развития Мурманского транспортного узла (МТУ) хоть и медленно, но продвигается. Как заявил первый вице-губернатор Мурманской области Алексей Тюкавин по итогам расширенного заседания совета директоров ОАО «Управляющая компания «Мурманский транспортный узел» в ноябре 2015 года, график реализации проекта МТУ «не совсем устраивает» власти региона из-за переноса основного финансирования на 2017-2020 годы.

    Председатель совета директоров УК «МТУ» Виктор Степов в свою очередь сказал, что проект находится «в пределах коридора графика». Кроме того, по его словам, на заседании обсуждался вопрос возможного вхождения Китая в этой проект.


    По состоянию на середину декабря 2015 года, по информации правительства области, на строительстве федеральных инфраструктурных объектов в рамках МТУ было задействовано 110 ед. техники и 200 рабочих. Ведутся буровзрывные работы для прокладки железнодорожных путей на левый берег Кольского залива, производится отсыпка площадок под опоры мостового перехода через Кольский залив, начался монтаж путепровода в месте будущего пересечения железнодорожных путей с автомобильными.

    Как бы то ни было, но в условиях международных санкций и охлаждения отношений с Турцией порт Мурманск приобретает особое значение, поскольку является незамерзающим портом с прямым выходом в мировой океан, без необходимости прохода через проливы, находящиеся в иностранной юрисдикции. Ни в Балтийском, ни в Южном бассейне у России таких возможностей нет.

    Жидкие инвестиции

    Большинство проектов по созданию новых СПГ-терминалов в российских портах можно смело отнести к разряду «фантомных».

    Наиболее крупным из этих проектов является «Балтийский-СПГ», который «Газпром» намеревается строить в порту Усть-Луга (Ленинградская область). Мощность завода составит до 10 млн тонн в год с возможностью расширения до 15 млн тонн в год. В настоящее время идет работа по подготовке проекта «Балтийский СПГ» к переходу в инвестиционную стадию реализации. По заявлению главы российской газовой компании Алексея Миллера, сделанному в октябре 2015 года, ПАО «Газпром» и Shell находятся на стадии переговоров по данному проекту.

    На Балтике, помимо «Балтийского-СПГ», имеются и другие проекты создания терминалов СПГ, из которых реализуется на практике пока только один – «СПГ Горская». Например, имеется проект компании «Криогаз-Высоцк» по созданию терминала СПГ в порту Высоцк мощностью 660 тыс. тонн СПГ в год, ранее о планах создания бункеровочного СПГ-терминала в Санкт-Петербурге заявляла компания Nordic Yards.

    В Китай с делами Белкомурными


    Проект железнодорожной ветки Белкомур  -  классический образец «фантомного». По словам губернатора Архангельской области Игоря Орлова, сказанным в октябре 2015 года, реализация проекта вышла на стадию переговоров с инвесторами.

    «Установлен конкретный срок, когда все стороны хотят начать получать с «Белкомура» дивиденды. Это 2021 год. Мы как государственная система обеспечения проекта готовы ответить на этот интерес», – отметил тогда Игорь Орлов.

    Он напомнил, что по предварительным оценкам экспертов стоимость строительства дороги составит порядка 250 млрд руб.

    Белкомур, похоже, может обрести «второе дыхание» в связи с китайским проектом нового «Шелкового пути». Так, в сентябре 2015 года в рамках официального визита президента Российской Федерации Владимира Путина в Китайскую Народную Республику было подписано соглашение о совместной реализации проекта с китайской компанией  Poly Technologies.

    С реализацией проекта Белкомур связаны и планы по созданию глубоководного района порта Архангельск, которым, по словам Игоря Орлова, также интересуется Poly Technologies. Проект предполагается реализовывать на концессионной основе.

    «Строительство железнодорожной магистрали и глубоководного порта в Архангельске представляют большой интерес как для китайских инвесторов, так и для России в целом. Заинтересованность российской и китайской сторон в проектах заключается в том, что создание дополнительного транспортного маршрута позволит замкнуть Северный морской путь через порты Архангельска и Мурманска для обеспечения транзита грузов», — приводились в СМИ слова Игоря Орлова, сказанные в декабре 2015 года.

    А мы пойдем на Север


    Еще один «фантомный» проект – строительство железнодорожной магистрали Северный широтный ход. В ходе Большой пресс-конференции президента России Владимира Путина в декабре 2015 года, он заявил о необходимости поиска средств на реализацию данного проекта. При этом президент уточнил, что средства могут быть выделены, в том числе, из Фонда национального благосостояния.

    По мнению Владимира Путина, Северный широтный ход позволит вывести на Северный морской путь через порт Сабетта (Ямал) часть грузопотока с БАМа и Транссиба.

    «Если уж будет построен такой огромный терминал там, будет осуществляться такая добыча, будут идти отгрузки, то, конечно, очень бы хотелось, чтобы этот порт, который создаётся, был универсальным. Чтобы там отгружались не только товары, связанные с производством сжиженного газа, но и другие, самые разнообразные товары, чтобы поток с Транссиба, с БАМа был снят и направлен туда. Там очень удобное место, очень хорошая логистика, и это могли бы быть самые разнообразные товары: и насыпные грузы, и какие угодно другие», - сказал Владимир Путин.

    Отметим, про возможности перевалки сухогрузов через Сабетту ранее заявлял губернатор Ямала Дмитрий Кобылкин, при этом называлась цифра в 70 млн тонн грузов в год. Глава региона в декабре 2015 года объявил о завершении работ по проектированию Северного широтного хода. Основным инвестором по проекту является шведская компания Rise Capital, его предварительная стоимость оценивается в 190 млрд руб.

    Кроме того, если смотреть на проект в такой плоскости (перевод части грузопотока с БАМа и Транссиба), то он позволит, хотя бы частично, снять вопрос дефицита пропускной способности этих магистралей, которая будет существовать даже после их полной реконструкции с учетом обширных планов по загрузке портов Дальнего Востока.

    Зарубино ищет сумму


    Амбициозный проект группы «Сумма» «Большой порт Зарубино» также претендует на статус «фантомного». Разговоры о нем идут уже не один год, однако стройка так и не началась. Проектом планируется поэтапное строительство перегрузочных комплексов универсального морского порта в бухте Троицы Приморского края грузооборотом до 60 млн тонн грузов в год. Проект является частью транспортного коридора «Приморье-2».

    Международный транспортный коридор «Приморье-2», в свою очередь, является частью Туманганского коридора, это маршрут: Чанчунь – Цзилинь – Хуньчунь – Краскино – порт Зарубино – и далее морские линии. Он является сегментом Туманганского коридора, идущего на Монголию. Данный коридор в северо-восточной Азии рассматривается как один из самых перспективных маршрутов, который способен обеспечить внешнюю торговлю провинции Цзилинь со странами АТР, а также морские перевозки на юг Китая.

    По предварительным прогнозам, объем внешней торговли с провинцией Цзилинь и внутренних перевозок, приходящихся на порт Зарубино по МТК «Приморье-2», достигнет около 90 млн тонн в год.

    Возможно, реализации проекта будет способствовать принятие закона о Свободном порте Владивосток, но все будет зависеть, в конечном счете, от реальной востребованности упомянутых транспортных коридоров.

    В целом можно сделать вывод о том, что «фантомы» российской инфраструктуры в целом имеют тенденцию к материализации, что уже неплохо. Падение доходов федерального бюджета приучает власти и инвесторов более тщательно прорабатывать инвестпроекты и более осторожно подходить к их реализации, а также задумываться о приоритетности. Поэтому можно ожидать, что количество заявляемых проектов с заведомо сомнительными перспективами в условиях бюджетного дефицита и санкций будет постепенно сокращаться.

    Виталий Чернов.