• 16 сентября 2022

    Спирт и газ, а порт не наш: как экспортировать СУГ и метанол в условиях санкций?

    Установка по производству метанола и аммиака "Щекиноазот", фото с сайта компании

    Экспорт российского сжиженного углеводородного газа (СУГ) и метанола был ориентирован, преимущественно, на Европу. При этом в России ощущается дефицит специализированных мощностей для перевалки этих видов грузов. Большая часть морского экспорта метанола и значительная часть СУГ идет через Финляндию и может быть заблокирована в любой момент.

    Несмотря на то, что доля иностранных портов Прибалтики и Финляндии в общем объеме перевалки по итогам первого полугодия составила всего 2,4%, по некоторым видам грузам эта зависимость остается крайне высокой.

    Так, большая часть метанола, экспортируемого морским транспортом, идет через финский порт Хамина-Котка, где в последние годы было построено несколько терминалов с участием российского капитала. Один из последних таких терминалов компании «Щекиноазот» был запущен летом прошлого года.

    Как рассказала директор проекта АЦ ТЭК РЭА Минэнерго России Лола Огрель в ходе XVII Международной конференции «Метанол 2022», проводимой в Санкт-Петербурге с участием «ПортНьюс», в марте Финляндия уже останавливала транзит метанола на четыре дня. При этом основными получателями российского метанола являлись европейские страны: Финляндия, Польша, Нидерланды, Словакия, Румыния.

    Понятно, что в текущих условиях европейское направление экспорт – под угрозой. Зато есть перспективы на других направлениях: так, экспорт метанола в Турцию за первое полугодие 2022 года вырос в 8,5 раз, составив 50,5 тыс. тонн.

    «Поставки могли бы быть больше, если бы не отсутствие в РФ нормальной портовой инфраструктуры для перевалки метанола», — считает Лола Огрель.

    Отметим, что в настоящее время в России существует лишь один специализированный терминал для перевалки метанола, который находится на Дальнем Востоке: «Восточный нефтехимический терминал» в порту Восточный. По данным за первое полугодие этого года, перевалка метанола там не велась, перегружались лишь нефтепродукты.

    В Южном бассейне имеются два терминала, где ведется перевалка метанола: это «Каргохим» в порту Темрюк и «Югнефтехимтранзит» в порту Кавказ. Совокупные объемы перевалки метанола на этих терминалах незначительны и составляют порядка 100 тыс. тонн в год, резкого роста перевалки по данным за первое полугодие 2022 года не наблюдается.

    Если же говорить о самом крупном рынке сбыта метанола – Азиатско-Тихоокеанском регионе, то в настоящее время российский метанол на него не поставляется из-за сложностей в логистике: провозные способности железной дороги ограничены, а везти через Северо-Запад и Юг долго, дорого, достаточные портовые мощности  в этих бассейнах в настоящее время отсутствуют.

    Несмотря на то, что за первое полугодие 2022 года экспорт метанола из России вырос на 22%, то во второй половине года ожидается его снижение из-за сокращения спроса в Европе.

    Отметим, что мощности по производству метанола в России составляют порядка 5,5 млн тонн в год, при этом порядка 2 млн тонн в год идет на экспорт.


    Терминал СУГ в порту Усть-Луга, фото ПортНьюс

    Очень похожая ситуация наблюдается и по сжиженному углеводородному газу (СУГ). По итогам 2021 года на экспорт было отправлено 4,6 млн тонн газа. При этом, как рассказал в ходе Петербургского международного газового форума-2022 заместитель директора по маркетингу «Импэкснефтехим» Леонид Кручинин, России необходимо обеспечить экспорт минимум 200 тыс. тонн СУГ в месяц, чтобы избежать катастрофического превышения предложения над спросом.

    Экспорт СУГ до сих пор велся, преимущественно, в Финляндию, Польшу, а также на Украину. Теперь он стал невозможным. Экспорт в Венгрию и Словакию затруднен из-за логистических сложностей. При этом на южном направлении: в Грузии, Армении, Афганистане и странах Средней Азии велика конкуренция с СУГ из Казахстана.

    Если же говорить о поставках в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, то здесь также имеются сложности в логистике. Можно экспортировать СУГ через порт Усть-Луга, однако возникает вопрос с наличием соответствующего флота и стоимостью его фрахта. Кроме того, на Дальнем Востоке – дефицит перевалочных мощностей для этого вида груза.

    «Мы можем в Усть-Луге налить судно, собрать супертанкер, отвезти в Юго-Восточную Азию. Как решение вопроса продажи, сбыта на условно бесконечный рынок ‒ это, конечно, решение. Но с точки зрения экономики такое решение потянет только тот, кто сам распоряжается своим объемом газа, балансирует его и понимает, какие у него есть выгоды от соблюдения или несоблюдения этого баланса... Речь идет, конечно, о СИБУРе... Грузить на Китай будут либо пропан, либо бутан. А компании, которые у нас могут делать качественный пропан или бутан, ...их очень мало... Сможем ли мы и какими усилиями достичь требования по экспорту 200 тыс. тонн в месяц, это большой вопрос, который самый главный», ‒ сказал эксперт.

    От себя отметим, что потеря европейского рынка для таких грузов, как СУГ и метанол, ставит под вопрос целесообразность соответствующих проектов в глубине страны, если они ориентированы на экспорт. Проблема заключается в дефиците провозной способности Восточного полигона, который, даже в случае расширения, будет отдавать приоритет совсем другим грузам, в первую очередь углю и контейнерам.

    На наш взгляд, временным выходом из ситуации может стать переориентация части нефтепродуктовых терминалов, где грузопоток снижается. Однако в долгосрочной перспективе необходимо ориентироваться на создание газохимических кластеров, включающих строительство специализированных морских терминалов в непосредственной близости от производств. Причем эти кластеры должны производить целый спектр продукции, а не ориентироваться лишь на что-то одно.

Автор

Виталий Чернов

news@portnews.ru

Еще больше интересного отраслевого контента на канале в YouTube, паблике в Telegram и канале в Яндекс.Дзен