• 4 августа 2014

    Как санкцией по голове

    До сих пор санкции в отношении России носили «точечный» характер и не вызывали особого беспокойства. Однако поэтапное их ужесточение и распространение на отдельные секторы экономики способны создать значительные сложности, в  частности, в реализации шельфовых и сопутствующих им транспортных проектов, а также в судостроении.

    Чем дальше в лес, тем больше санкций


    США, Евросоюз и их союзники в мире постепенно усиливают санкционное давление на Россию.  Если изначально они касались  отдельных лиц, то теперь распространяются на крупнейшие и системообразующие предприятия топливно-энергетического и финансового сектора отечественной экономики. Так, 16 июля 2014 года США включили в санкционный список, в том числе, такие компании, как «Роснефть», «НОВАТЭК», «Внешэкономбанк» и  «Газпромбанк». Теперь эти компании не смогут привлекать средства с американского рынка капитала на период более 90 дней. Аналогичные санкции ввела Канада.

    Затем, 24 июля 2014 года Евросоюз дополнил собственный санкционный список, в который были добавлены национализированные правительством Крыма предприятия, в том числе ГП «Керченская паромная переправа», ГП «Севастопольский морской торговый порт», ГП «Керченский морской торговый порт». Санкции подразумевают заморозку активов и счетов, принадлежащих этим предприятиям в странах Евросоюза.


    Позже в конце июля Евросоюз одобрил новый пакет санкций против России. Как следует из заявления, опубликованного Европейским советом, речь идет об ограничении доступа российской стороне к значимым технологиям и продукции в нефтяной отрасли (в области глубоководной добычи и разведки нефти, шельфовых проектов) и их финансирования, к первичным и вторичным рынкам капитала для государственных компаний России, введении эмбарго на поставки вооружений и продукции двойного назначения. При этом контракты, заключенные до 1 августа 2014 года, разрешается выполнять.

    США также не заставили себя ждать и ввели санкции в отношении еще ряда предприятий, включая Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК), ограничив ее доступ к рынкам капитала и технологий.

    Если говорить о санкциях против отдельных предприятий транспортной отрасли, таких как крымские порты, то вряд ли они окажут серьезное негативной влияние на их работу сами по себе. Как прокомментировали ИАА «ПортНьюс» в АНО «Единая транспортная дирекция», санкции Евросоюза никак не затрагивают работу керченской переправы, поскольку, во-первых, введены не против АНО, а во-вторых, не запрещают работу на переправе европейских судов (например, греческих паромов). Вряд ли санкции способны нанести ущерб и крымским портам, работа которых слабо зависит от замораживания их счетов за рубежом. Более серьезные последствия могут повлечь ограничения на работу с портами Крыма для судов, контролируемых западными судовладельцами. В связи с этим перспективы развития крымских портов как грузовых представляются ограниченными и Россия нуждается в развитии портовых мощностей, прежде всего, на континенте.

    Санкции также способны вызвать проблемы в области развития отечественного судостроения и реализации транспортных инфраструктурных проектов.

    Судостроение и санкции


    В области судостроения введение санкций против ОСК также способно создать для корпорации определенные сложности. Как сообщил в эфире телеканала «Россия 24» президент корпорации Алексей Рахманов, хотя санкции и «не смертельны», в настоящее время ОСК рассматривает возможности перехода на расчеты в альтернативных американскому доллару валютах, при этом перспективы использования, например, юаней «не являются фантастическими». Также, по словам Алексея Рахманова, у корпорации нет значительных контрактов с предприятиями из США, однако некоторые контрагенты компании могут иметь американских акционеров, что может повлечь за собой соответствующие сложности.

    Как указано в сообщении пресс-службы ОСК, введение американских санкций в отношении корпорации  – событие ожидаемое и компания учитывала этот риск в планировании своей производственной деятельности.

    «Формат, в котором санкции были объявлены, для ОАО «ОСК» представляет собой скорее неудобство, чем существенное препятствие в операционной деятельности и выполнении действующих контрактов.  В настоящее время руководство ОСК изучает все аспекты ситуации, складывающейся в результате введения санкций, после чего будут выработаны решения, позволяющие свести к минимуму сопряженные с ним риски при безусловном исполнении наших обязательств перед всеми заказчиками и партнерами», - заявила пресс-служба ОСК, комментируя введение санкций.

    Тем не менее, Алексей Рахманов отметил, что в секторе гражданского судостроения могут быть определенные проблемы, а в военном кораблестроении России необходимо стремиться к 100%-му импортозамещению. По словам главы корпорации, он также обеспокоен возможным прекращением сотрудничества с европейскими предприятиями в области морской техники, необходимой для реализации шельфовых проектов. В этом случае, отметил Рахманов, российским специалистам «придется встать за чертежную доску».

    Между тем, эксперты, выступавшие в ходе прошедшей в Санкт-Петербурге в начале июня 2014 года международной конференции SubSeaTECH 2014, подчеркивали, что без международной кооперации ни одна отдельно взятая страна не сможет эффективно справиться с задачами по созданию специализированной морской техники для освоения арктических шельфовых месторождений.

    Кроме того, в области гражданского судостроения центром компетенций по-прежнему является Европа, и если Евросоюз ограничит сотрудничество с Россией в области судостроения по примеру США, то это может создать ощутимые проблемы для отрасли, затормозив ее технологическое развитие. Тем более, что последние санкции Евросоюза уже и так затрагивают буровые платформы и морскую технику, необходимую для глубоководной добычи нефти и реализации шельфовых проектов.

    Инфраструктура и санкции

    Однако если говорить о влиянии санкций на крупные транспортные инфраструктурные проекты, следует отметить, что большинство из них осуществляются на средства, выделяемые федеральным бюджетом и вертикально-интегрированными нефтегазовыми компаниями, часто с привлечением финансирования со стороны как российских финансовых институтов (тот же «Внешэкономбанк»), так и зарубежных. Поэтому здесь последствия могут быть весьма ощутимыми. Речь идет и о передаче необходимых технологий в области разведки и добычи нефти, и о привлечении долгосрочного финансирования.

    Впрочем, мнения аналитиков о возможном влиянии санкций на крупнейшие инфраструктурные транспортные проекты разнятся. Так, ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов в беседе с ИАА «ПортНьюс» высказал мнение, что они не окажут на них критического воздействия. «Если говорить о возможных перспективах, то даже в случае введения более жёстких санкций реализация инфраструктурных проектов продолжится, - полагает эксперт. - Во-первых, потому, что это крайне важно для России и страна предпримет все усилия, чтобы реализовать их, они могут получить наивысший приоритет и власти будут их всячески поддерживать. Во-вторых, финансирование этих проектов по большей части осуществляется из российских средств, как государственных, так и частных, а доля иностранного финансирования незначительна, то есть финансирование их продолжится, к тому же финансовый мир уже давно многополярен и долгосрочное финансирование таких проектов может быть привлечено из других регионов мира. В-третьих, в случае введения запрета на поставки иностранного оборудования для таких проектов, часть заказов может быть размещена на российских предприятиях, а часть на других иностранных заводах, в частности из Азии и Латинской Америки».

    Однако в аналитической статье Грега Сателла, опубликованной Forbes, дается менее радужная картина влияния санкций. По мнению автора, в России недооценивается зависимость международной финансовой системы от США. По сути дела, все крупные международные финансовые институты так или иначе связаны с американской финансовой системой. «Каждому финансовому учреждению необходимо иметь связь с банком-корреспондентом в США для того, чтобы вести бизнес», - утверждает Грег Сателл. Он отмечает, что Россия уже испытывает серьезные затруднения от санкций. «Российские корпорации не могут пролонгировать свои кредиты, они были вынуждены отменить первичные публичные размещения. С начала кризиса правительству России пришлось отменить почти все аукционы облигаций. Отток капитала создает дополнительное давление на рубль и увеличивает инфляцию. В то же время, количество инвестиций в страну значительно уменьшилось, доходы упали», - говорится в статье. По мнению автора, в перспективе санкции способны нанести серьезный ущерб российской экономике, создав проблемы с финансированием бюджетных расходов и крупных инвестиционных проектов российских корпораций.

    Опасность санкций связана еще и с их непредсказуемостью. Кто знает, на какие меры решаться западные страны в следующий раз и какие российские предприятия они затронут. Например, на днях стало известно, что торговая компания французской Electricite de France (EDF) - EDF Trading - отказалась принимать суда с энергетическим углем российской угольной компании «Заречная» (г. Полысаево, Кемеровская область) из-за санкций.

    Виталий Чернов.