№4 (ноябрь 2020)   |   Бункеровка

От темного к светлому

Бункеровка является сервисной отраслью для судоходства, поэтому основными драйверами процессов трансформации в ней становятся технологические, экологические и правовые изменения в морской отрасли и новые технологические решения в нефтепереработке.

В начале века «экологическая карта» для мирового судоходства сильно отличалась от нынешней. Международная морская организация (IMO) выделила только одну зону контроля за выбросами с судов (ECA) — район Балтийского и Северного морей — с максимально допустимым содержанием серы в судовых выбросах не более 1,5%.

Все остальные акватории можно было бороздить на топливе с 4,5% серы. Как следствие, доминирующим продуктом на бункерном рынке являлся мазут — его доля тогда превышала 80%. Недостатка в таком топливе не было — невысокая глубина переработки на нефтеперерабатывающих предприятиях обеспечивала его бесперебойное производство для нужд бункеровки. К российскому рынку это относилось в полной мере.

До прихода в отрасль вертикально интегрированных нефтяных компаний оставалось несколько лет (в начале 2000‑х лишь «Лукойл» организованно занимался поставками судовых топлив), и на рынке главенствовали частные компании. Тем годам сопутствовал казавшийся порой катастрофическим повсеместный (за исключением,пожалуй, Дальнего Востока) дефицит мощностей по хранению и перевалке топлив, делавший логистику поставок весьма причудливым и полным нюансов мероприятием. Флот судов-бункеровщиков в основном состоял из однокорпусных танкеров, построенных в 1950–1960‑х годах и почти исчерпавших свой ресурс. Стоит отметить при этом, что отрасль работала исправно: обеспечивала своевременность поставок и качество топлив, не допускала техногенных катастроф, а маржинальность бизнеса в те годы сегодня выглядит фантастической, превышая нынешнюю в разы.

ИНФРАСТРУКТУРНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

Активное развитие бункерной отрасли началось в середине 2000‑х. На рынок вышли бункерные подразделения ВИНКов — их ресурсные и технологические возможности способствовали изменению конъюнктуры и дали толчок инфраструктурной трансформации бункеровки. Строительство и переоборудование терминальных мощностей позволило добиться создания понятной логистики поставок и повысить эффективность технологических процессов при смешении топлив. Вступили в силу требования по лицензированию деятельности при производстве погрузочно-разгрузочных работ и работе с опасными грузами, по использованию двухкорпусных судов для транспортировки тяжелых судовых топлив, по реализации планов ЛАРН (ликвидации аварийных разливов нефтепродуктов) и многие другие нормативные и регулирующие акты и отраслевые стандарты. Ввод новых мер требовал от бункеровщиков новых инвестиций и компетенций, но в итоге привел к росту качества предоставляемых рынку услуг, созданию инфраструктуры, обновлению бункерного флота и значительному повышению уровня безопасности.

РАДИКАЛЬНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Постоянное ужесточение требований IMO по содержанию серы в судовых топливах (в 2010 году «планка» в зонах ECA была снижена до 1%, а в 2015‑м — до 0,1%; по остальному миру допустимый уровень серы был скорректирован в 2012 году до 3,5%, а с начала 2020‑го — до 0,5%) привело к постепенной, но достаточно радикальной смене топливного ассортимента для бункеровки и, соответственно, к значительному перераспределению сил среди участников рынка. На смену выгодным экономически, но чрезмерно грязным (по оценкам IMO, из-за судовых выбросов в атмосферу в мире преждевременно умирают 400 тыс. человек в год) темным топливам приходят экологичные, с содержанием серы не более 0,1% и 0,5%. Постепенный отказ от мазута (его доля в структуре рыночного спроса в 2020 году снизилась более чем в 4 раза) обуславливается и модернизацией нефтеперерабатывающих предприятий, где увеличение глубины переработки ведет к сокращению выпуска темных топлив и смещению баланса в сторону премиальных светлых сортов.

Компания «Газпромнефть Марин Бункер», отвечающая за менеджмент и развитие бункерного бизнеса «Газпром нефти», исторически придерживалась принципов проактивности в своей деятельности, в том числе при развитии топливного ассортимента и инфраструктуры. К новым международным ограничениям по сере в «Газпромнефть Марин Бункере» приготовились заранее — собственными силами разработали рецептуру смесевого 0,5%-го продукта и приступили к его реализации еще в 2019 году, совместно работали над созданием экологичного топлива с коллегами с Омского НПЗ, благодаря
чему смогли обеспечить потребности рынка в новых, соответствующих требованиям продуктах.

В ближайшие годы Международная морская организация введет новый пул ограничений, на этот раз по содержанию в топливах окислов азота — это делает актуальным развитие нового сегмента рынка, связанного с использованием в бункеровке сжиженного природного газа, не имеющего искомых примесей. В случае развития инфраструктуры для производства, сжижения и хранения СПГ и возникновения благоприятной ценовой конъюнктуры интерес к этому виду топлива со стороны судовладельцев не заставит себя ждать. Обеспечить его реальным продуктом для заправки судов в Балтийском регионе
«Газпромнефть Марин Бункер» будет готов уже в 2021 году, когда воплотится в жизнь проект СПГ-бункеровщика «Дмитрий Менделеев» — первого в стране и первого в линейке таких судов «Газпром нефти».

Алексей Медведев, генеральный директор «Газпромнефть Марин Бункера»:

— Динамика развития бункерного рынка требует от его ведущих участников вести постоянный системный анализ рыночных тенденций. Способность действовать на опережение — основное условие для реализации потенциала компании и получения конкурентных преимуществ. «Газпромнефть Марин Бункер» занимает проактивную позицию, заранее разработав и начав поставки экологичных марок, благодаря чему мы были в полной готовности к новым вызовам рынка — сокращаем предложение теряющего актуальность тяжелого топлива и будем первыми из отечественных бункерных компаний, кто предложит потребителю услуги по бункеровке СПГ.

 

 

По материалам журнала «Сибирская нефть»



Партнеры номера