ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • Источник: https://www.rbc.ru

    12 августа 2022

    Эксперты объяснили резкое снижение доходов бюджета вне нефти и газа

    В июле 2022 года ненефтегазовые доходы бюджета рухнули на 29%, что стало рекордом как минимум за 11 лет, следует из данных Минфина. Эксперты связали это с проблемами металлургов и общим замедлением деловой активности из-за санкций.

    Ненефтегазовые доходы федерального бюджета в июле сократились на 29% в годовом выражении, до 990 млрд руб. (в июле прошлого года было 1,39 трлн), следует из данных Минфина, которые изучил РБК. Нефтегазовые поступления тоже снизились, но менее значительно — на 22% год к году, до 771 млрд руб. В целом сокращение бюджетных доходов достигло 26% к июлю 2021 года, их объем составил 1,76 трлн руб.

    Потребительские цены в июле 2022 года выросли на 15,1% в годовом выражении, сообщал Росстат. С поправкой на инфляцию ненефтегазовые доходы бюджета упали бы сильнее.

    В июле федеральный бюджет сложился с дефицитом в размере 892 млрд руб., что является исторически высоким показателем, не считая декабрьских дефицитов, которые часто превышали 1 трлн руб., поскольку в последний месяц года обычно фиксируются повышенные бюджетные расходы. В целом по итогам семи месяцев 2022 года все еще фиксируется профицит бюджета на сумму 482 млрд руб.

    Максимум с 2011 года

    Спад ненефтегазовых поступлений в номинальном выражении стал максимальным по крайней мере с начала 2011 года (весь период доступной ежемесячной статистики Минфина), если не считать апрель 2021 года и декабрь 2017 года. В обоих этих случаях сравнение было искажено высокой базой предыдущего года из-за особых разовых поступлений в бюджет.

    Так, в апреле 2021 года ненефтегазовые доходы упали на 29,6%, поскольку годом ранее в бюджет поступил разовый доход от Центрального банка, записанный в ненефтегазовые поступления, в рамках сделки по покупке Минфином контрольного пакета Сбербанка на средства ФНБ (являющиеся нефтегазовыми накоплениями). В декабре 2017 года ненефтегазовые доходы сократились на 32% в связи с тем, что в декабре 2016 года бюджет получил разовый дивиденд от «Роснефтегаза» в размере 692 млрд руб. от приватизации акций «Роснефти» (тоже было отражено как ненефтегазовый доход).

    Факторы снижения

    В составе ненефтегазовых поступлений доходы от налога на добавленную стоимость (НДС) от внутристранового оборота снизились на 41% в годовом выражении. Поступления от акцизов, уплаченных на территории страны, сократились на 26%.

    Поступления от импортных операций тоже просели, но более глубоко — на 44%. Сильнее всего в этой категории упали поступления от ввозных таможенных пошлин (минус 59%). Доходы от НДС на ввозимые из-за рубежа товары сократились на 40%, а от акцизов на них — на 45%. Экономисты «Ренессанс Капитала» оценивали, что в июле импорт в Россию сократился на 24% в годовом выражении. «Динамика импорта продолжает существенно отставать от притока по экспорту», — отмечали они в начале августа.

    В июле также было зафиксировано снижение поступлений по налогу на прибыль организаций — на 32%. Рост показали только две статьи ненефтегазовых доходов — НДФЛ (в федеральный бюджет поступает часть налога граждан с купонного дохода по облигациям федерального займа, а также заработка россиян свыше 5 млн руб. по повышенной ставке 15%) и прочие поступления (к ним относятся, например, доходы от госсобственности). Доходы по этим статьям выросли в три раза и на 18% соответственно.

    РБК направил запрос в Минфин.

    Причины негативной динамики

    Снижение ненефтегазовых доходов стало результатом воздействия санкций на российскую экономику, отмечает профессор НИУ ВШЭ Мстислав Афанасьев. По его словам, сейчас начинаются проблемы с прибыльностью бизнеса, сжатие его активности. Прежде всего под удар попала металлургия, так как в отношении отрасли были введены серьезные ограничительные меры. Кроме того, идет инфраструктурная перестройка и смена собственников в ряде компаний — это приводит к управленческим и логистическим сложностям, которые также влияют на динамику поступлений в бюджет, считает Афанасьев.

    Одной из причин снижения ненефтегазовых доходов может быть нарушение логистических цепочек, вызванное санкциями, согласен заместитель директора группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Максим Першин. Он также указывает, что в 2021 году действовал эффект высокой базы.

    «Прошлый год был весьма благоприятным для бюджетной системы благодаря восстановлению экономики после ковидных ограничений и формированию позитивной конъюнктуры для российских экспортеров на практически всех мировых сырьевых рынках. Поэтому, когда мы сравниваем показатели текущего года с прошлогодними, мы используем высокую базу для этого сравнения», — подчеркивает эксперт.

    Июльская динамика связана прежде всего с «проседанием» различных поступлений от металлургической отрасли, которые обеспечивают значительную часть ненефтегазовых доходов бюджета, говорит и руководитель центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов. Кроме того, сейчас наметился некоторый спад в различных отраслях обрабатывающей промышленности, поскольку запасы сырья, материалов и деталей постепенно подходят к концу, а перестройка на новую модель работы произошла не везде.

    О том, что в металлургической отрасли есть проблемы, свидетельствует и июльский мониторинг финансовых потоков ЦБ. Регулятор зафиксировал снижение объема денежных поступлений в секторе на 21,4% по сравнению со средним уровнем второго квартала. Это отражает спад поставок как на внешние рынки по причине санкций, так и на внутренний рынок из-за сокращения спроса со стороны некоторых металлоемких отраслей (например, производства автомобилей), говорится в мониторинге. В целом же объем входящих платежей по всем отраслям в июле увеличился на 1,5%.

    Российские власти на фоне санкций перестали публиковать ряд отраслевых данных: например, ФНС с апреля не раскрывает налоговые сборы по основным видам экономической деятельности, а ФТС не размещает информацию об экспорте.

    Повлиял на снижение доходов бюджета и укрепившийся рубль, указывает Климанов. В результате товары, которые Россия традиционно активно экспортирует, те же металлы, не смогли обеспечить резкого прироста доходов бюджета, как это было в первом квартале. В июле 2021 года средний курс доллара к рублю составлял 73,9 руб., следует из данных ЦБ, тогда как текущий курс составляет 60,7 руб. за доллар.

    Крепкий рубль сокращает и нефтегазовые доходы бюджета, несмотря на то что российские экспортеры продают нефть в среднем почти по $80 за баррель. Ставки экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты устанавливаются в долларах, а НДПИ на нефть и газ прямо пропорционален обменному курсу доллара к рублю, поэтому чем дороже рубль, тем ниже эти поступления в бюджет.

    Эксперты назвали уязвимые к укреплению рубля отрасли

    Определенный эффект на динамику ненефтегазовых доходов мог оказать и ускоренный порядок возмещения НДС, введенный весной в качестве антикризисной меры, рассуждает Афанасьев. Однако он вряд ли стал решающим.

    Что будет дальше

    В третьем квартале ситуация с ненефтегазовыми доходами бюджета продолжит быть напряженной, полагает Климанов. Запустить импортозамещение и наладить работу с новыми рынками в такие сжатые сроки довольно сложно, считает он.

    Минэкономразвития прогнозирует всплеск безработицы осенью, напоминает Афанасьев. Соответственно, это приведет к падению производства, и ненефтегазовые доходы снова сократятся. Но для того чтобы делать более точные прогнозы, нужно дождаться хотя бы результатов августа.

    По итогам года дефицит федерального бюджета может достигнуть 3 трлн руб., или 2,2% ВВП, прогнозируют авторы экономического Telegram-канала «Твердые цифры». И основным источником его финансирования, по их мнению, станут нестерилизованные траты из ФНБ в размере до 4 трлн руб. Раньше, когда работало бюджетное правило, если Минфин должен был потратить валюту из ФНБ, Банк России на эту сумму передавал рубли Минфину для расходования и одновременно зеркально продавал тот же объем валюты на внутреннем рынке. В условиях невозможности для ЦБ работать с долларами и евро из-за санкций, траты валюты из ФНБ все равно могут быть осуществлены, заявляла глава ЦБ Эльвира Набиуллина. ЦБ просто передаст Минфину рубли в рамках трат ФНБ, но не будет проводить соответствующие операции на валютном рынке.

    Если бюджет будет исполняться с дефицитом, Минфин будет прибегать к расходованию средств ФНБ с осторожностью и только в случае крайней необходимости, полагает Першин. Кроме того, в условиях низких процентных ставок и крепкого рубля можно ожидать более активных действий со стороны ведомства на долговом рынке, особенно с учетом низкой долговой нагрузки России, предположил он. Ранее сообщалось, что Минфин планирует вернуться на рынок госдолга осенью (ведомство приостановило размещения облигаций в феврале).