ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • Источник: https://ria.ru

    25 ноября 2021

    Глобальная этаноколонка: Россия наконец становится полимерной державой

    Напомним: здесь еще в 2020 году был резкий рост объемов производства на фоне выхода на полную мощность нового завода — "Запсибнефтехима". По итогам 2021-го объем выпуска полимерной продукции еще немного подрастет за счет того, что предприятие работало с полной загрузкой уже в течение практически всего года. В результате, по предварительным оценкам, в России будет произведено свыше семи миллионов тонн крупнотоннажных полимеров (без учета каучуков).

    После чего в ближайшие два-три года объем выпуска серьезно меняться не будет. Но уже в районе 2024-2026 годов ожидается новый, значительно более крупный скачок объемов производства. Его обеспечат еще пять проектов.

    Во-первых, к концу 2023 года должна заработать новая установка пиролиза ЭП-600 на "Нижнекамскнефтехиме" (предприятие входит в "Сибур"). Кстати, число "600" соответствует мощности только по этилену, а с учетом других товаров комплекс будет в два раза мощнее: общий объем продуктов пиролиза составит около 1,2 миллиона тонн. Синхронно заработают и производства непосредственно полимеров из получаемого полупродукта.

    К 2024 году уже анонсирован и запуск строящегося Иркутского завода полимеров (Иркутская нефтяная компания), это 650 тысяч тонн полиэтилена в год. Примерно на тот же период намечен запуск Амурского ГХК ("Сибур") мощностью в 2,7 миллиона тонн полиэтилена и полипропилена.

    Весной 2021 года началось строительство Балтийского газоперерабатывающего ("Газпром" и "Русгаздобыча") и газохимического ("Русгаздобыча") комплексов в Усть-Луге, здесь будет производиться три миллиона тонн полиэтилена. Первую продукцию можно ожидать примерно в районе 2025 года. Кроме того, прошедшим летом на Нижегородском НПЗ начато строительство производства полипропилена ("Лукойл", мощность — 500 тысяч тонн).
    Если все просуммировать, то получается, что к началу второй половины десятилетия мы увидим рост объемов производства крупнотоннажных полимеров более чем в два раза.

    "Нижнекамскнефтехим" запустил производство уникального каучука для шин
    Новых перспективных проектов также очень много. Среди них еще один комплекс на "Нижнекамскнефтехиме" и давно обсуждающийся проект Восточной нефтехимической компании ("Роснефть"), новые производства на "Газпром нефтехим Салавате" и другие. На рынок эти объемы (в той части, в которой они будут реализованы) выйдут, скорее всего, во второй половине десятилетия.

    Но уже сейчас нужно заглядывать еще дальше. Поэтому внимание наблюдателей приковано к разработке газовых запасов полуострова Ямал с учетом того, что там достаточно и так называемого жирного газа, то есть содержащего этан, являющийся ценным сырьем для полимерных производств.

    Впервые СМИ сообщили о нескольких развилках по разработке подобных газовых месторождений Ямала еще весной. Чуть позже стало известно, что окончательное решение ожидается летом, но оно так и не было принято. А в конце октября по проблеме освоения газовых запасов Ямала прошло совещание и с участием Владимира Путина.

    Что же это за развилки? Напомним, что суть всех проектов — выделять из природного газа этан и другие ценные фракции (как это происходит на Амурском ГПЗ и будет делаться на строящемся Балтийском ГПЗ) и пускать их в нефтегазохимию. Но Ямал — место непростое с точки зрения климатических условий. Поэтому для оптимизации затрат возможны варианты.
    Первый вариант. Транспортировать по трубам жирный газ в климатически благоприятные условия — и там уже его разделять и производить полимеры. То есть, по сути, масштабировать логику проекта "Балтийский ГПЗ/ГХК".

    Второй вариант: разделять газ на компоненты на Ямале и вывозить в более климатически и логистически подходящие регионы (например, на Дальний Восток) уже сам этан. И там строить заводы по производству полимеров.

    Наконец, третий вариант. Все процессы — и разделение компонентов, и химию — проводить на Ямале.

    У каждого из вариантов есть свои плюсы и минусы. В том числе поэтому принятие окончательного решения по схеме разработки все время откладывается. В рамках открытой части уже упомянутого совещания Владимир Путин призвал строить центры по глубокой переработке газа непосредственно в ЯНАО. Но здесь осталось до конца неясно, идет ли речь только о разделении газа на компоненты (вариант два), или обо всем цикле, включая производство нефтегазохимической продукции (вариант три).

    Также нужно понимать, что нефтегазохимия на Ямале — важная, но только часть общей картины, где основную роль будет играть газ и его монетизация. Поэтому дискуссии по развитию химических производств связаны и с вариантами газового экспорта. Например, разделение газа на компоненты удобно совместить с производством СПГ, в таком случае можно заметно сэкономить на капитальных затратах. Тем более что всему этому благоприятствует низкая температура в регионе. Но если при сжижении и разделении газов низкая температура в плюс, то на этапе получения полимеров из этана процессы идут при высоких температурах и выгоды от климата уже не получишь.

    В любом случае все продукты (будь то этан или полимеры) придется вывозить в восточном направлении. И здесь вновь становится актуальным вопрос круглогодичной навигации по Севморпути. А значит, нужна кооперация и с вывозом СПГ.

    Пока "Ямал СПГ" в зимний период экспортирует сжиженный природный газ преимущественно в западном направлении. Но со строительством новых заводов и увеличением объемов экспорта из региона ("Арктик СПГ — 2" и другие новые проекты) круглогодичный экспорт в восточном направлении становится крайне актуальным. Иначе слишком большие объемы российского СПГ придут в Европу и создадут давление на рынок.

    Возможное решение по круглогодичному экспорту в Азию — ледокольная проводка каравана судов (индивидуальная проводка окажется слишком дорогой) и с СПГ, и одновременно со сжиженным этаном или полимерами.

    В любом случае из вышесказанного видно, что все варианты — очень непростые и капиталоемкие. А плюсы дешевого в добыче сырья компенсируются климатическими и логистическими сложностями. Но все эти проекты обеспечат развитие и загрузку Северного морского пути.

    С учетом всех неопределенностей можно ожидать, что нефтегазохимические проекты на ямальском газе выйдут на рынок уже к концу текущего или началу следующего десятилетия. И здесь, конечно, нужно торопиться с принятием решений. Полимерный рынок будет расти еще долго, но и сроки окупаемости таких масштабных проектов велики. На промежутке нескольких десятилетий появляются риски снижения спроса из-за развития вторичной переработки полимеров.

    Кроме того, импортеры стараются и самостоятельно производить химическую продукцию.

    Иногда говорят, что Азия — это "бездонная бочка" по росту импорта, в том числе и нефтехимической продукции. Но, к примеру, тот же Китай уже сейчас сам производит основную часть необходимого ему полипропилена, а в ближайшие годы может выйти на полное самообеспечение (по полиэтилену спрос на импорт сохранится дольше). Полимерная продукция хотя и плотно связана с энергетическим углеводородным сырьем, однако основная добавленная стоимость здесь появляется на этапе производства именно полимеров из сырья. В этом контексте понятно желание азиатских импортеров закупать сырье, а химическую часть делать самостоятельно. Все это не отменяет актуальности описанных проектов. Но критичным является и скорость их реализации, и тщательный просчет финансовой модели.