ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • Источник: https://marinebunker.gazprom-neft.ru

    30 июля 2020

    Как меняется архитектура рынка судовых топлив: от судового мазута до СПГ

    Первая половина 2020 года ознаменовалась сразу несколькими вызовами для судоходной и смежных отраслей: с 1 января вступили в силу новые экологические требования международной конвенции MARPOL, вслед за нефтяными ценами снизилась стоимость судовых топлив, а пандемия COVID-19 оказала значительное влияние на пассажирские и грузовые перевозки. Как за последние шесть месяцев изменилась архитектура рынка судовых топлив, как работают бункерные компании в новых экономических условиях, и как скоро СПГ станет альтернативой традиционным нефтепродуктам, в интервью журналу «Морской флот» рассказал генеральный директор «Газпромнефть Марин Бункер» Алексей Медведев.

    — Алексей Александрович, расскажите о работе компании, в каких регионах работаете, какие объемы поставок были в прошлом году? Какой флот у вас есть?

    «Газпромнефть Марин Бункер» как самостоятельное предприятие и оператор бункерного бизнеса «Газпром нефти» был создан в 2007 году. Сегодня мы входим в тройку крупнейших бункеровочных компаний страны. По итогам 2019 года общий объем продаж судовых топлив «Газпромнефть Марин Бункер» достиг отметки в 3 млн тонн.

    В числе наших клиентов — свыше 200 российских и иностранных судоходных компаний. Благодаря развитой инфраструктуре, состоящей из топливных терминалов и собственных бункеровщиков, мы предоставляем нашим партнерам комплекс услуг по бункеровке во всех ключевых отечественных портах — от балтийских до дальневосточных, а также за рубежом — в Таллине (Эстония) и Констанце (Румыния).

    В состав нашего флота, помимо 10 бункеровщиков, входят суда, задействованные в арктической логистике «Газпром нефти», в том числе два высокотехнологичных ледокольных судна обеспечения — «Андрей Вилькицкий» и «Александр Санников».

    — Какие продукты предлагаете?

    — В портфеле компании — практически все виды нефтепродуктов, которые сейчас востребованы на рынке: низкосернистые с содержанием серы менее 0,5% и ультранизкосернистые, содержание серы в которых ниже 0,1%, судовое маловязкое топливо.

    Топливо, которое мы реализуем, производится на нефтеперерабатывающих заводах «Газпром нефти» в Москве и Омске, часть изготавливаем путем блендирования на наших терминальных активах. В продуктовом портфеле присутствуют и темные нефтепродукты, которые используются на судах, оборудованных скрубберами. Доля этого топлива в корзине «Газпромнефть Марин Бункер» будет неуклонно снижаться в связи требованиями MARPOL-2020 и увеличением спроса на более экологичные сорта, а также с прекращением производства мазута на наших НПЗ к 2024 году.

    — Сегодняшний, 2020 год, в своем роде, уникальный по целому ряду причин. Расскажите, повлияли ли макроэкономические факторы на работу вашей компании? И изменились ли условия работы компании с клиентами?

    — Начало 2020 года можно смело назвать периодом вызовов, которые оказали значительное влияние на структуру продаж и емкость рынка судовых топлив. С одной стороны, вступили в силу новые экологические требования MARPOL-2020, с другой — произошло снижение спроса и цен на нефть, что повлекло за собой снижение цен на бункерное топливо и увеличило рост дифференциалов к европейским портам.

    Кроме того, из-за пандемии COVID-19 были введены ограничительные меры. Но новые реалии коснулись всех — и судовладельцев, и поставщиков топлива, и от того, насколько эффективно в компаниях выстроены процессы, как оперативно принимаются управленческие решения, во многом зависит устойчивость бизнеса.

    Что касается нас, то мы смогли довольно быстро адаптироваться к новым условиям. Стали больше работать точечно, активно и с гибким ценообразованием. В результате по итогам первого квартала увеличили рыночную долю и на 5% нарастили объем розничных продаж по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

    — Вы уже упомянули новые экологические требования MARPOL2020. К чему стоит готовиться судоходным компаниям?

    — Новые экологические требования были анонсированы задолго до вступления их в силу, поэтому у всех участников рынка было время к ним подготовиться. У судовладельцев — принять решение о переходе на низкосернистое топливо или оборудовать свой флот скрубберами. У бункеровочных компаний — обеспечить производство и поставку судового топлива с содержанием серы не более 0,5%.

    «Газпром нефть» в долгосрочной стратегии развития делает ставку на экологичные судовые топлива — у них высокий рыночный потенциал, и они максимально снижают воздействие на окружающую среду.

    Благодаря масштабной модернизации нефтеперерабатывающих заводов и развитию терминальных активов, компания заблаговременно обеспечила возможность производства судового топлива, полностью соответствующего повышенным экологическим требованиям.

    Новое топливо с нашей уникальной рецептурой выпускает Омский НПЗ. Кроме того, мы наладили выпуск блендированного продукта с высокими экологическими характеристиками на топливных терминалах в Санкт-Петербурге и Новороссийске и уже в октябре 2019 года провели первую бункеровку судового топлива с содержанием серы менее 0,5%. К моменту вступления в силу MARPOL2020 уже накопили экспертизу и большой опыт работы с новыми марками нефтепродуктов, что укрепило наш статус надежного и технологичного поставщика судового топлива.

    Что касается ситуации на рынке судовых топлив, то она стабильна как по наличию необходимых продуктов, так и по ритмичным поставкам нефтепродуктов в порты.

    — Изменится ли в связи с ограничениями MARPOL-2020 конъюнктура рынка в части сортов топлива и компаний-участников?

    — По экспертным оценкам, новые экологические требования значительно изменят структуру рынка судовых топлив. Если раньше доля темных нефтепродуктов составляла порядка 70%, то в ближайшие годы она снизится ориентировочно до 15–20%.

    Альтернативой мазуту станут дистилляты, но и они постепенно будут замещены новыми марками низкосернистых топлив. Кроме того, все большую долю в продуктовой корзине бункеровочных компаний будет занимать СПГ.

    В среднесрочной перспективе при условии развития необходимой инфраструктуры газомоторное топливо имеет очень большой потенциал.

    — Как отреагировали судовладельцы на новые глобальные экологические требования? Изменились ли их подходы к ведению бизнеса?

    — Вряд ли можно ошибиться, предположив, что каждый руководитель в наши дни делает ставку на повышение эффективности бизнеса. К судовладельцам это относится в полной мере. Участники рынка стремятся совершенствовать логистику, берегут ресурсы, заботятся об энергоэффективности. В этом плане новые ограничения MARPOL-2020 стали весьма показательными.

    Одним из возможных стратегических решений для судовладельцев стала установка скрубберов для очистки отработанных газов — это позволяет продолжать использовать более дешевые темные сорта топлива. В какой-то момент этот путь даже казался наиболее привлекательным, т.к. цена на скрубберы существенно снизилась. Но стоимость обслуживания оборудования и дорогостоящая утилизация отходов, а также возможные новые ограничения по выбросам соединений азота фактически нивелируют эту экономию в долгосрочной перспективе. Поэтому многие судовладельцы выбрали другой, чуть более затратный, но экологичный вариант и перешли на использование топлив с содержанием серы не более 0,5%.

    Уверен, что с развитием береговой и бункеровочной инфраструктуры судовладельцы, оценив преимущества СПГ, сделают выбор в пользу газомоторного топлива в среднесрочной перспективе.

    — Эффективность и устойчивость бизнеса зависят в том числе от реализации новых инвестиционных проектов. Какие основные векторы развития сейчас актуальны для «Газпромнефть Марин Бункер»?

    — Мы уделяем большое внимание реализации собственного проекта СПГ-бункеровщика — планируем приступить к бункеровкам газом уже в следующем году. Кроме этого, важной стратегической задачей является модернизация и развитие производственных активов — бункерных терминалов и флота.

    — Как оцениваете наши СРЗ, какого качества услуги они оказывают, изменилось ли здесь что-то в лучшую сторону?

    — Наше специализированное дочернее предприятие — «Газпромнефть Шиппинг» — имеет многолетний опыт партнерства как с отечественными, так и с зарубежными верфями. Если сравнивать российские и иностранные судоремонтные компании, то у всех есть свои преимущества. Так, зарубежные компании за счет оперативности поставок импортных запчастей могут обеспечить более короткие сроки ремонта. В свою очередь российские верфи благодаря географической близости и простой логистике предоставляют услуги ремонта судов по более конкурентоспособным ценам.

    — Расскажите о вашей работе в сфере отраслевых стандартов. Участвуете ли вы на уровне Ассоциации бункеровщиков или Палаты судоходства в совершенствовании нормативов, которые регулируют судоходную деятельность и деятельность по бункеровке? Расскажите, насколько успешна эта работа?

    — Мы ведем эту работу как на российском, так и на международном уровне. В частности, «Газпромнефть Марин Бункер» принимает участие в работе Международной морской организации (IMO) по вопросам экологии судоходства, в том числе — специальных требований к качеству судового топлива. Сейчас с участием наших консультантов ведется проработка новой редакции MARPOL-2020, в которую планируется внести требования по использованию судового топлива в Арктике.

    «Газпромнефть Марин Бункер» реализует ряд инициатив, необходимых для развития российской бункеровочной отрасли в целом. В 2018 году мы внедрили в практику российского судоходства международный стандарт ISO 20519:2017 «Суда и морские технологии. Требования к бункеровке судов, использующих сжиженный природный газ в качестве топлива». Фактически это стало отправной точной создания нормативной базы нового топливного сегмента — СПГ-бункеровки.

    Кроме того, наши специалисты участвуют в работе по изменению налогообложения акцизом операций со средними дистиллятами. Так, в прошлом году из перечня подакцизных товаров исключено темное судовое топливо, и теперь оно облагается акцизом как средний дистиллят.

    — Какой сейчас вектор развития у компании и что можно ждать в среднедолгосрочной перспективе?

    — Все мы прекрасно понимаем роль морского транспорта в глобальной экономике. Если грузооборот между странами будет только расти, будет увеличиваться и потребность в услугах судоходных компаний, а вместе с ней и спрос на экологичное судовое топливо.

    Наша задача — развиваться в общем фарватере и действовать на опережение динамично меняющихся рыночных условий. Мы одними из первых представили новый востребованный судовладельцами экологический вид топлива с содержанием серы менее 0,5%. В 2021 году начнем бункеровку судов СПГ-топливом. И сейчас, и в долгосрочной перспективе внимательно отслеживаем рыночную ситуацию, эффективно сотрудничаем с партнерами и обеспечиваем наших клиентов сервисом, соответствующим мировым стандартам качества.