ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • Источник: https://spbvedomosti.ru/

    1 апреля 2019

    Вахта перед паводком. Ледокол «Застава» в борьбе с нефтью

    Нева начинает освобождаться из ледяного плена. Здесь появились большие полыньи, предвестники заторов и зажоров, а значит, подтопления береговых участков. Чтобы этого не произошло, по всему фарватеру ходит ледокол «Невская застава», оставляя за собой канал чистой воды. Однако в этот день у него была другая задача: на реке появилось нефтяное пятно, и аварийно-спасательное судно, входящее в природоохранную службу Петербурга, поспешило к месту аварии.

     За кормой потянулась не очень широкая, полтора десятка метров, полоска воды, и в пенных бурунах заплясали расколотые льдинки разной величины. Стоя на корме, нетрудно заметить, что ледяной панцирь, оставшийся по ее краям, в принципе уже невелик, от силы сантиметров двадцать. А в январе судну приходилось прокладывать себе путь сквозь полуметровую толщу.

    Справиться с таким льдом судну по силам. «Застава» наваливается на него стальной грудью, и он с треском ломается, а если нет, то судно отходит и снова штурмует преграду, пока не одолеет. Ледовые торосы появляются у широких мостовых опор, а самый тяжелый в этом смысле участок, который всю зиму нужно «пропахивать», находится у железнодорожного Финляндского моста. Если этого не предпринимать, невская вода, когда она поднимается, может преодолеть береговую линию и подтопить некоторые места выше вантового Обуховского моста. Скажем, поселок Понтонный.

    Причем любой другой ледокол, даже более сильный, не смог бы справиться с таким заданием. В период высокой воды он просто не прошел бы под питерскими мостами, а «Застава», которая была спроектирована и построена в 2010 году специально для этих целей, проходит. Гидравлический механизм опускает ее капитанскую рубку метра на два с половиной (десятиметровая мачта на реке опущена - ею пользуются обычно, выходя в Финский залив), и судно идет, куда ему нужно.

    Правда, у него есть предел высоты - 5,7 метра, и, когда диспетчер сообщает, что вода поднялась выше нулевой отметки до определенных значений, некоторые мосты - Дворцовый, Тучков, Благовещенский - становятся для ледокола препятствием. В последний раз такое было, например, в начале нынешнего марта.

    Но капитан судна Андрей Цимбалов сообщает такие факты скуповато, зато с достоинствами ледокола может знакомить весьма обстоятельно: по всему видно, это ему приятно. Командует «Заставой» он около года - до этого выполнял здесь обязанности помощника капитана, а еще раньше продолжительное время работал на других ледоколах и паромах.

    Сравнивать ему есть с чем, и Цимбалов не без удовольствия перечисляет, на что способно его аварийно-спасательное судно-буксир: оно может ликвидировать нефтеразливы и устранять наледи около городского водозабора, тушить пожары на береговых объектах и в акватории с помощью водяной пушки. Да еще проводить спасательные операции на Неве и по всему озерно-речному Волго-Балтийскому пути, провожая к месту стоянки караваны судов, если их сковало льдом в конце навигации, что тоже бывало, и не раз.

    «В зимнее время, - рассказывает капитан, - ледокол стоит в районе Уткиной Заводи, около пассажирского порта. Бывало, когда нужно было выходить на дежурство, оттуда мы добирались до Благовещенского моста за шесть-восемь часов - такая крепкая была ледяная корка. Летом судно ходит, конечно, быстрее, по тихой воде может развивать скорость до 25 километров в час. Но все равно плечо получается большое, а ведь нам нужно, случись что, как можно быстрее добираться до места аварии...»

    Получается, как ни крути, при невском раздолье природоохранный флот Петербурга нужно пополнять. С учетом этого была подготовлена проектная документация второго ледокола (разработало ее центральное конструкторское бюро «Нептун»), который бы обеспечивал экологическую безопасность в акватории реки. А в мае, после проведения конкурсных процедур, станет известно, какая из петербургских верфей получит этот заказ.

    Следующий буксир ледового класса, стоимость которого оценивается в 1,1 млрд рублей, получит название «Нарвская застава». По словам Дениса Матвеева, первого заместителя главы городского профильного комитета, он будет иметь ряд конструктивных особенностей, которые сделают его более совершенным по сравнению с предшественником.

    Вторая «Застава», которая будет базироваться на значительном удалении от первой, ближе к истоку или в устье Невы, появится - после строительства и ходовых испытаний - через три года. А пока ледокол-старожил будет справляться с заданиями в одиночку, расталкивая льды или кидаясь на помощь при разливе нефтепродуктов (на то она и застава, то есть сторожевой пункт), как сейчас.

    Весенняя пора в этом отношении самая опасная: не успеешь оглянуться, вредная маслянистая жидкость попадет в полынью, ее затянет под лед и унесет с невскими водами в Финский залив. Такие происшествия в это время случаются, правда, редко - не то что летом, а нынешний случай... просто разминка. Точнее, межсезонные учения, в которые кроме ледокола вовлечены были наземные службы подведомственного Смольному предприятия по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти (сокращенно «ПИЛАРН»).

    По легенде тренировки, от диспетчера Волго-Балтийского бассейна водных путей (Нева входит в зону ответственности этой федеральной структуры) поступил сигнал: недалеко от моста Александра Невского, где берет начало Обводный канал, возле плавучего крана обнаружено нефтяное пятно. Пока «Застава» шла по реке, «пиларновская» колесная техника уже добралась до места аварии и приступила к работам.

    Мобильный парогенератор стал обрабатывать набережную, а ледокольный кран-манипулятор спустил с борта судна на лед гусеничную машину-амфибию Truxor, которая может плавать и ходить по твердой поверхности. Собрав с полтонны вредоносной жидкости (пролилось якобы именно столько), она подошла к берегу и откачала ее из шланга в вакуумный нефтесборник.

    А чтобы на льду уж точно ничего не осталось, «Застава» опустила туда специальную щетку, которая аккуратно «подмела» все до капли, и через полчаса с небольшим все было закончено. Аварийные службы в очередной раз отработали совместные действия, справившись с заданием в нормативные сроки.