• Коронавирус и форс-мажор: можно ли поставить знак равенства?

    2 июня 2020 :

    В связи с распространением пандемии коронавируса по всему миру органы государственной власти вводят запретительные и ограничительные меры, направленные на предупреждение ее распространения. Такие меры бьют по бизнесу, который несет колоссальные убытки из-за закрытия государственных границ, приостановления транспортного сообщения, ограничения на ввоз и вывоз определенных товаров, остановки работы предприятий и многих других факторов.


    В случае, когда исполнение обязательств по договору становится невозможным по обстоятельствам, независящим от стороны контракта, такая сторона может воспользоваться институтом форс-мажора – обстоятельства непреодолимой силы, не зависящего от воли стороны, возникновение которого может быть основанием для освобождения от ответственности за неисполнение условий контракта. В каждом конкретном случае признание того или иного обстоятельства форс-мажором будет зависеть от формулировки пунктов раздела о форс-мажоре в договоре, а также от того, какими документами подтверждается возникновение непредвиденных обстоятельств.


    Большинство договоров морской перевозки грузов не содержит каких-либо оговорок по форс-мажору, что делает невозможным для сторон дать правильную оценку тому или иному случаю задержки судна в связи с действиями, например, государственных властей из-за пандемии. Самая распространенная форма перевозки навалочных грузов проформа GENCON BIMCO, а именно вторая часть, также не содержит статей о форс-мажоре. Исключением является оговорка о военных рисках. В связи с чем в практике уже встречаются неординарные ситуации, при которых судно нарушало сроки доставки груза в связи с принудительным помещением членов экипажа в обсерватории или инфекционное отделение, длительным ожиданием проверки портовыми врачом, изоляцией членов экипажа на судне в порту без права на свободную практику и т.д. В большинстве случаев стороны приходили к взаимовыгодному компромиссу, однако, возникали ситуации, при которых ни одна сторона не была готова идти на уступки, соответственно подобного рода споры могут быть разрешены только компетентными арбитражами с дачей надлежащей квалификации возникшей ситуации.


    Совсем противоположная ситуация сложилась с тайм-чартерами и иными подобными им договорами сдачи судна в аренду (коммерческий менеджмент) на время. К примеру, довольно-таки распространенная проформа тайм-чартера NYPE содержит специальную оговорку «Карантин», а также общую «Форс-мажор», которые при возникновения спорных ситуаций можно толковать как в пользу фрахтователей, так и в сторону судовладельцев при определении наличия или отсутствия оснований платить арендный платеж (hire). Например, в случае помещения членов экипажа на карантин по пути следования судна или в определенном порту, что препятствует эксплуатации судна тайм-чартерным фрахтователем, при наличии обязательного письменного подтверждения государственного органа порта, фрахтователь должен быть освобожден от уплаты арендных платежей за время простоя судна.


    Некоторые институты-разработчики типовых проформ договоров морской перевозки грузов за максимально сжатые сроки подготовили для участников перевозки специальные оговорки связанные с пандемией вируса COVID-19, например INTERTANCO (Международной ассоциации независимых владельцев танкеров). Однако, на практике столь массивные оговорки редко включаются в договоры.


    В сложившейся ситуации компетентные органы, торгово-промышленные палаты многих стран готовы выдавать подтверждения наличия обстоятельств непреодолимой силы, связанных с действием пандемии коронавируса. Так, например, Торгово-промышленной палатой России осуществляется выдача сертификатов о форс-мажоре в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров, а в некоторых субъектах РФ ситуация, связанная с распространением коронавирусной инфекции, признается чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлекшим введение режима повышенной готовности, который является обстоятельствам непреодолимой силы (Указ Мэра Москвы от 05.03.2020 N 12-УМ, Постановление Губернатора Московской области от 12.03.2020 N 108-ПГ, Постановление Правительства Ленинградской области от 13.03.2020 N 117).


    В настоящее время у участников перевозочной деятельности и сопутствующих организаций (брокеры, P&I клубы, солиситоры и пр.) имеется свое видение по включению в проформы той или иной оговорки, что безусловно исключает единый подход к отнесению того или иного случая к карантину или форс-мажору. В связи с тем, что во многих странах до сих пор сохраняются строгие ограничительные меры, блокирующие работу, в том числе и деятельность арбитражей, практика по данному вопросу только начинает формироваться.