• 9 декабря 2021

    Особенности национального дноуглубления

    Рене Колман, фото IADC

    В преддверии V Международного конгресса «Гидротехнические сооружения и дноуглубление» постоянный партнер медиа-группы «ПортНьюс» глава Международной ассоциации дноуглубительных компаний (IADC) г-н Рене Колман рассказывает о состоянии дноуглубительной отрасли и основных тенденциях ее развития.

    — Какое влияние на международный дноуглубительный рынок оказывает кризис, вызванный распространением COVID-19?

    — Распространение коронавируса сказалось негативно на всех регионах мира. Например, для дноуглубительных компаний основной проблемой стала сменяемость, ротация экипажей судов. В некоторых случаях экипажи вынуждены были оставаться на борту судов в течение более шести месяцев без смены. Поэтому дноуглубительным компаниям пришлось столкнуться с дополнительными расходами, необходимыми на доставку к месту работы новых экипажей, что в конечном итоге привело к серьезным задержкам сроков реализации проектов дноуглубительных работ, недостаточной подготовленности и производительности работы. Все это по-прежнему оказывает влияние на всю отрасль морских инженерных проектов, особенно на международных подрядчиков дноуглубительных проектов.

    В целом оборот дноуглубительных компаний в этот период оставался достаточно стабильным, и только в Европе отрасль продемонстрировала небольшой рост.

    Также мы наблюдаем диверсификацию бизнеса. Постепенно дноуглубительные компании, которые мы относим к «Большой четверке», расширяют свою деятельность в другие сегменты, например в строительство морских объектов, в морскую ветряную энергетику. Хотя деятельность в таких областях и не является традиционной для подрядчиков дноуглубительных проектов, эти компании вкладывают значительные средства в данные отрасли, предлагая различное оборудование для строительства морских ветряных электростанций и прокладку подводного кабеля. В основном то, что связано со сферой по переходу на новые источники энергии.

    — Какие крупные проекты при участии членов IADC реализуются в настоящее время?

    — Один из крупных проектов — в Маниле, который реализует компания Boskalis. Контракт включает инженерную подготовку территории и последующее строительство международного аэропорта Манилы. Другая компания — DEME участвует в реализации престижного проекта расширения порта Абу Кир в Египте.

    В Сингапуре идут работы по освоению пяти крупных территорий порта Туас (так называемые «5 пальцев Туас»), где будут построены контейнерные терминалы. Данный проект является весьма крупным. Первые две очереди уже сданы в эксплуатацию. Бывшая портовая зона перестраивается в городскую зону для проживания местных жителей. В проекте задействованы несколько подрядчиков дноуглубительных работ, которые планируется завершить после 2030 года.

    — Насколько я понимаю, европейские дноуглубительные компании не могут осуществлять свою деятельность в Америке и Китае?

    Фото: Jan de Nul


    — Совершенно верно. Согласно федеральному закону Джонса в США, все морские операции и дноуглубительные работы относятся к сфере национальной безопасности на море и поэтому могут выполняться только компаниями из США, к примеру, компанией Great Lakes Dredge & Dock.

    Следует отметить, что в США не так много дноуглубительных компаний, которые можно сравнить с их крупными западноевропейскими коллегами. В основном это небольшие местные подрядчики, работающие в различных регионах страны. Если вы европейская дноуглубительная компания, то для работы вам придется создать компанию, зарегистрированную в США, чтобы работать только с земснарядами, построенными на американских судостроительных мощностях. Кроме того, вы также обязаны нанимать на работу только граждан США.

    Китай, как и США, остается закрытым рынком дноуглубительных работ. Согласно годовому отчету China Communications Construction Company Ltd (СССС), потенциальный объем рынка США оценивается примерно в 1 млрд евро, а рынок КНР — от 4 до 5 млрд евро. Это включает объем дноуглубительных работ на море и на суше. В настоящее время мы публикуем только данные по открытым дноуглубительным рынкам, которые составляют немногим менее 5 млрд евро. Дноуглубительные компании из Евросоюза недовольны нынешней ситуацией, потому что у них нет равных условий для конкуренции. Китайский рынок закрыт, а китайские компании получают финансовую поддержку со стороны государства. В улучшении ситуации могло бы помочь использование качественных критериев экологической устойчивости, таких как уровни выбросов, биоразнообразие, условия труда и т. д.

    — Видите ли вы какие-либо изменения на мировом рынке дноуглубительных работ на фоне активной экспансии азиатских компаний?

    — Нет, я не вижу особых изменений. По сравнению с предыдущими годами, оборот дноуглубительных работ стабилизировался на уровне около 5 млрд евро. Важным изменением является растущий оборот китайских подрядчиков дноуглубительных работ за пределами Китая.

    — Расскажите, пожалуйста, о текущей деятельности IADC, инструментах устойчивого развития сектора дноуглубительных работ

    — В настоящее время IADC занята двумя направлениями работы. Международный институт устойчивого развития (IISD) в Женеве имеет в своем распоряжении механизм устойчивой экологической оценки активов. Он проводит общую оценку проекта, включая так называемые внешние последствия. Это воздействия проекта, как положительные, так и отрицательные, которые не монетизируются и обычно не принимаются во внимание при оценке проектных предложений. Эти внешние последствия деятельности, такие как влияние на биоразнообразие или рекреационную ценность, могут иметь большое влияние на ценность проекта для общества в целом.

    В результате мы получаем устойчивый проект с максимальной добавленной стоимостью для общества. IISD произвел устойчивую оценку активов проекта защиты морского побережья Hondsbossche и Pettemer Sea, в котором решение, основанное на учете интересов природной среды (NbS), использовалось для усиления этого слабого звена в голландском берегозащитном проекте. По предварительным результатам, дополнительная стоимость использования NbS метода оказалась на 100 млн евро выше, чем при использовании традиционного неэкологичного подхода.

    Вторым направлением нашей деятельности является работа в рамках программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), связанная с исследованием песка как важного ресурса. В 2019 году ЮНЕП подготовила отчет о масштабах использовании песка по всему миру. Объем оценивается в 50 млрд куб. м. В отчете также говорится, что на дноуглубительный сектор приходится 2–4% мирового использования песка. При этом большая часть извлеченного земснарядам грунта остается в природной системе, и его использование не может сравниться с использованием песка, например, для изготовления бетона. Когда вы используете песок для намыва береговой полосы, тогда проект оказывает некоторое влияние на биоразнообразие, на морское дно, на жизнь на пляжах, но сам песок остается в экосистеме. Он с течением времени снова смывается в море.

    Мы работаем над официальным документом, чтобы провести инвентаризацию использования песка в дноуглубительной отрасли и представить это в перспективе. Кроме того, мы хотим, чтобы все виды природных решений были приняты во внимание для уменьшения количества используемого песка.

    В сентябре мы также опубликовали совместное исследование по изучению частного финансирования «зеленых» прибрежных, речных и портовых проектов. Отчет «Финансирование устойчивой морской и пресноводной инфраструктуры» содержит множество экологически устойчивых решений, представленных в девяти тематических исследованиях. Это показывает, что есть много финансовых и иных средств, которые можно определить как «экологически устойчивые». Тем не менее параллельно существуют два разных мира: мир финансов, который не имеет представления об устойчивых проектах, и, с другой стороны, мир дноуглубительных работ и отрасли морского инженерного строительства. Нам нужно объединить эти два мира для реализации проектов.

    В марте 2022 года IADC планирует в рамках международной выставки Dubai World Expo провести однодневную конференцию по этой теме. Цель состоит в том, чтобы разъяснить внешнему миру, чем занимается дноуглубительная отрасль, и объединить мир финансов и морской инфраструктуры. Мы рады, что мы действительно можем сделать что-то важное для отрасли.

    Фото: deme-group.com

    — Следуют ли дноуглубительные компании тенденции перевода своих судов на СПГ и альтернативные виды топлива?

    — Мы выступаем за общее сокращение выбросов углекислого газа с судов. Каждая компания — член IADC несет ответственность за сокращение выбросов от своей деятельности. В их распоряжении несколько методов, таких как СПГ и использование установок выборочной каталитической нейтрализации отработавших газов и дизельных фильтров для твердых частиц, а также использование в будущем неископаемого топлива, такого как водород и метанол.

    СПГ — это промежуточное топливо. Идут испытания двигателей, работающих на водороде, но его нужно будет очень много, чтобы заправить одно дноуглубительное судно. Водород подходит только для небольших судов в определенных местах. На сайте EuDA (Европейская ассоциация дноуглубительных работ) публикуется информация, показывающая сокращение выбросов в прошлом. Сегодня новые суда оснащены двухтопливными силовыми установками и могут работать на СПГ.

    Недавно компания Van Oord объявила об инвестициях в строительство нового крупного морского кранового судна для транспортировки и установки морских ветряных турбин новейшего поколения мощностью 20 МВт. На сегодняшний день на рынке пока нет ветряных турбин такого размера и мощности, но они планируют, что это произойдет в ближайшем будущем. Это судно будет введено в эксплуатацию в 2024 году, и оно сможет работать на метаноле. Наша отрасль стремится стать более экологичной, уменьшить углеродный след от эксплуатации судов и сделать работу еще более безопасной.

    — Каковы, на ваш взгляд, основные тенденции технологического развития дноуглубительного бизнеса?

    — Степень цифровизации в отрасли растет. В сентябре этого года во время проведения Дней дноуглубительной отрасли CEDA состоялась презентация возможностей автономного судоходства. Лично я считаю, что это произойдет в скором времени. Я не думаю, что такая технология подходит для рабочих судов, таких как cамоотвозный трюмный рефулерный землесос. Существует так много факторов влияния, с которыми приходится иметь дело в процессе эксплуатации земснарядов.

    Очевидно, что кибербезопасность становится все более сложной задачей для отрасли дноуглубительных работ. На одном из наших последних заседаний нам было представлено несколько методов, используемых киберпреступниками. Вопрос не в том, «если», а в том, «когда» дноуглубительная компания станет жертвой преступления, связанного с кибербезопасностью. Мы должны подготовится к этому.

    Уважаемый г-н Колман, большое спасибо за это интервью. Мы с нетерпением будет ждать встречи с вами на нашем дноуглубительном конгрессе.

    Добавим, проведение V международного конгресса «Гидротехнические сооружения и дноуглубление» запланировано ИАА «ПортНьюс» в Москве в Торгово-промышленной палате Российской Федерации на 16-17 февраля 2022 года >>>>

Автор

Елена Снитко

snitko@portnews.ru

Еще больше интересного отраслевого контента на канале в YouTube, паблике в Telegram и канале в Яндекс.Дзен