• 6 февраля 2014

    Таможня получила команду ФАС

    В прошедшем году бункерному рынку России попытались написать новые «правила игры». Попытки это сделать были синхронно предприняты таможней и «Роснефтью» в лице ее президента Игоря Сечина. Обе инициативы ограничивают конкуренцию, а против самовольных действий таможни выступила прокуратура и ФАС.

    Двойной удар

    Летом-осенью 2013 года бункерный рынок был «атакован» сразу двумя инициативами. Являлись ли они частью единого плана можно только догадываться, однако обе направлены на ограничение конкуренции на данном рынке.

    Так, 22 августа 2013 года была разослана телетайпограмма начальника Центральной энергетической таможни (ЦЭТ) Павла Стрельникова, в соответствии с которой бункеровка судов в морских портах разрешалась только на специализированных нефтеналивных терминалах при их наличии. Практиковавшаяся рейдовая бункеровка, таким образом, оказалась невозможной.

    В итоге этих действий таможни десятки судов не смогли своевременно получить топливо, а Российская ассоциация морских и речных бункеровщиков обратилась в Федеральную антимонопольную службу России (ФАС) и прокуратуру с жалобами на действия ЦЭТ.

    Между тем, 7 октября 2013 года стало известно о направлении президентом ОАО «НК «Роснефть» Игорем Сечиным письма на имя председателя правительства России Дмитрия Медведева, в котором глава нефтяной компании предлагал, фактически, отдать регулирование бункерного рынка вертикально-интегрированным нефтяным компаниям (ВИНКам).

    В письме отмечалось, что объем бункерного рынка в России оценивается в 8-9 млн тонн в год, при этом 70% продаж топлива приходится на подразделения ВИНКов, «которые в своей деятельности приближаются к мировым стандартам и выходят на зарубежные рынки».

    В то же время, указывалось в письме, помимо подразделений ВИНКов на российском рынке бункеровки действует пул независимых игроков, «которые закупают топливо у мини-заводов, так называемых «самоваров», выпускающих продукты сомнительного качества». «В дальнейшем эта продукция реализуется по демпинговым ценам с использованием «серых» схем и оффшоров, что приводит к значительному недопоступлению налогов в бюджет», - писал Сечин.


    При этом, как полагал автор письма, у государственных фискальных органов отсутствует возможность осуществлять надлежащий контроль за реализацией бункерного топлива по референтным ценам.

    На письме была поставлена резолюция Дмитрия Медведева с поручением министру транспорта Максиму Соколову и руководителю ФТС России Андрею Бельянинову подготовить замечания по развитию портовой инфраструктуры и рынка бункеровки. А уже 9 октября 2013 года вышла новая телетайпограмма, на этот раз за подписью первого заместителя начальника ЦЭТ Игоря Голодаева, которая, по сути, повторяла аргументацию Сечина относительно «заводов-самоваров». В соответствии с телетайпограммой, таможня разрешила осуществление бункерных операций на внешних и внутренних рейдах морских портов, но с оговорками. Так, бункеровка на рейдах разрешалась для судов, снабжение топливом которых  осуществлялось специализированными бункерными компаниями ВИНКов «как  участников внешнеэкономической деятельности с низкой степенью риска нарушения действующего законодательства», а также «флотом иных хозяйствующих субъектов», поставляющих топливо, произведенное на нефтеперерабатывающих заводах, введенных в эксплуатацию распоряжениями Минэнерго России. Как пояснили ИАА «ПортНьюс» представители ЦЭТ, теперь представителя бункерных компаний должны были предоставлять таможенным органам документы, подтверждающие происхождение топлива с указанных нефтеперерабатывающих заводов.

    Аргументы Сечина также получили отповедь со стороны Российской ассоциации морских и речных бункеровщиков, которая указывала, что в России для производства бункерного топлива приобретается не более 2% топлива, произведённого на мини- НПЗ. Основная причина, по которой топливо с мини-НПЗ попадает на бункерный рынок, состоит в том, что объемы топлива, производимого на крупных НПЗ и открыто продающегося на биржах, недостаточны, отмечали в Ассоциации.

    Тем временем, как рассказали ИАА «ПортНьюс» в Ассоциации, накануне заседания комиссии ФАС, рассматривающей телетайпограммы таможни, ЦЭТ приостановила действие указанных телетайпограмм «в связи с изданием Общероссийского профиля  рисков, направленного на недопущение использования судовых припасов не в целях, предусмотренных главой 50 Таможенного кодекса Таможенного Союза. Данный документ был издан под грифом «для служебного пользования», что послужило причиной для вынесения  ФАС России на заседании 5 февраля 2014 года предписания об устранении ЦЭТ нарушения антимонопольного законодательства путем отмены указанных телетайпограмм.

    Таким образом, попытки переструктурировать бункерный рынок пока не увенчались успехом, однако это не означает, что они не будут предприниматься в дальнейшем. Тем более, что октябрьские тезисы Сечина не пропали бесследно и были поддержаны той же Федеральной таможенной службой (ФТС), которая предложила установить минимальную цену на продажу бункерного топлива. Поэтому нельзя исключать, что в конечном итоге бункерному рынку все же пропишут новые правила игры.

    Виталий Чернов.

    О ситуации на бункерном рынке также читайте в свежем номере издания «Портовый сервис. Бункерный рынок», который можно заказать в редакции ИАА «ПортНьюс» >>>>