• 8 октября 2018

    Глава Минэкономразвития России Максим Орешкин

    Об инвестициях в инфраструктуру экспорта угля

    - Экспорт угля – это, на самом деле, один из ключевых вопросов развития нашей страны на предстоящие годы. Как бы это ни звучало странно, именно уголь во многом - это то, куда, возможно, будут направлены значительные инфраструктурные инвестиции.

    …Если мы посмотрим на то, что происходит в угольной отрасли, - да, действительно, сейчас у нас цены на уголь на мировом рынке поднялись значительно, находятся выше отметки в 6 тыс. руб. за тонну. Это тот уровень, который дает высокую рентабельность производству, поэтому мы видим и увеличение добычи, и увеличение погрузки угля, экспорта его. И конечно же, все это сейчас начинает утыкаться в инфраструктурные ограничения с точки зрения расшивки узких мест БАМа и Транссиба, морских портов и целого ряда другой инфраструктуры, в том числе сетей электрификации того же БАМа и Транссиба и так далее.

    …Если посмотреть на проект развития магистральной инфраструктуры до 2024 года, который запланирован, вся история в целом угольная - это больше 2 трлн рублей возможных инвестиций за предстоящие годы. Это инвестиции угольщиков, которые могут составить порядка 900 млрд рублей, это инвестиции РЖД - 600-700 млрд рублей, это электрификация БАМа и Транссиба «ФСК ЕЭС» - там до 300 млрд рублей, это инвестиции в порты и т.д. Что очень важно понимать - что с этим крупным, таким гигантским проектом связаны определенные риски.

    … В чем есть большой риск? Государство в лице РЖД вложит значительные деньги, государство в лице ФСК ЕЭС вложит значительные деньги, угольные компании проинвестируют, увеличат занятость в соответствующих регионах. Но мы знаем, что на глобальном рынке угля, несмотря на рост цен, который мы сейчас наблюдаем, ситуация долгосрочно не очень простая, спрос даже таких крупных потребителей, как Китай, планируется к снижению, это может вызывать дисбалансы в сторону избытка предложения. Если цены в таком случае на уголь снизятся на глобальных рынках, мы можем остаться с потерей рабочих мест в этих регионах и той инфраструктурой, которая не будет использоваться.

    …. Важно понимать, что если мы инвестируем средства в расширение возможностей БАМа и Транссиба под уголь, то никакой другой товар уголь заместить не сможет. У нас нет другого насыпного груза такого тяжелого и объемного, который можно перевозить в таких объемах. Наиболее близко зерно, но зерно это гораздо меньший объем, это не десятки миллионов тонн, о которых говорят сейчас угольщики. Поэтому вот сейчас идет эта дискуссия, мы очень плотно работаем и с РЖД, и с угольными компания, для того, чтобы здесь произошла полная состыковка.

    Цитируется по итогам выступления 03.10.18г  в Совете Федерации.