Обзор прессы

11 июня 2019

Кавказ проигрывает «битву» за Каспий

12 июня вступает в должность избранный в воскресенье президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Для Северного Кавказа это означает ужесточение гонки за экспортные потоки на Каспийском море… в которой наша страна безнадежно проигрывает всем соседним государствам.

«Свет Отечества» надо всей Евразией

9 июня в Казахстане состоялись досрочные выборы президента, на которых безоговорочную победу (почти 71% голосов) получил врио главы государства и бывший спикер Сената Касым-Жомарт Токаев. Сомнений в его победе изначально не было ни у кого из экспертов: Токаева выдвинула правящая партия «Нур Отан» («Свет Отечества»), которую возглавляет первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Мало кто сомневается и в том, что Токаев не продолжит реализовать внешнеполитический и внешнеэкономический курс, который был избран его предшественником (Назарбаев, напомним, после ухода с поста президента сохранил статусное влияние в Казахстане, оставшись не только лидером правящей партии, но также председателем Совета безопасности и Ассамблеи народов Казахстана, а также членом Конституционного совета).

Самый амбициозный проект Назарбаева – это программа инфраструктурных преобразований «Нурлы Жол» («Светлый путь»). Напомним, что еще в 2018 году было подписано о сопряжении этой программы с китайским проектом «Один пояс и один путь», предложенной Си Цзиньпином. Сверхзадача – воссоздать на новом технологическом витке Шелковый путь, который позволит экспортировать товары с берегов Желтого моря (порт Ляньюньган) до Роттердама. Продолжительность пути составит всего десять дней: промышленные товары будут идти из Китая через территорию Казахстана, России, Белоруссии и Германии.

«Новый Шелковый путь» предусматривает создание нескольких мультимодальных маршрутов, один из которых будет проходить именно через Северный Кавказ. Грузы, получаемые по железной дороге в казахском морском порту Актау, будут затем переправляться в Махачкалинской морской торговый порт (ММТП). Затем грузы из Махачкалы переправляются в Новороссийский порт, откуда корабли-фидеры доставляют их в страны Южной и Центральной Европы. В настоящее время между Актау и Махачкалой работают железнодорожные паромы и паромные переправы, однако уже сегодня существуют серьезные ограничения мощности, связанные с ростом поставок сырой нефти, зерна, стали и металлопродукции (это основные грузы). Казахстан давно заинтересован в расширении мощностей порта Актау. Тем более, что прямой морской путь до Махачкалы намного выигрышнее, нежели существующая международная железнодорожная программа Евросоюза «Транспортный коридор Европа – Кавказ – Азия» (ТРАСЕСА).

ТРАСЕCА предполагает отправление китайских грузов по длинному маршруту, который проходит по территории Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, затем через Каспийское море пролегает в Азербайджан и Грузию и, наконец, завершается в морских портах Турции. ТРАСЕCА включает от шести до восьми таможенных переходов – в то же время в случае с «новым Шелковым путем» переходов всего один или два. Речь идет о таможне на границе России и Казахстана (они имеют общий пункт пропуска в связи с их членством в Таможенном союзе ЕАЭС). Таким образом, время груза в пути составляет от 20 до 25 дней – это намного быстрее, нежели от 40 до 45 дней для TRACECA.

Проигрывать Туркмении обидно вдвойне

В преддверии запуска «нового Шелкового пути» прикаспийские страны включились в гонку по наращиванию портовых мощностей. Они готовы конкурировать не только за объемы экспорта собственных товаров и импорта грузов, но и за доставку товаров из Китая и других восточноазиатских стран и получение грузов в рамках мегапроекта «Один пояс и один путь». Гонка эта началась не вчера. Еще в 2008 году Нурсултан Назарбаев открыл второй в стране морской порт Курык в Мангистауской области, который расположен всего в 50 километрах к югу от Актау. Здесь построены уже нефтеналивной терминал и железнодорожный паромный комплекс, а в ближайшее время планируется открыть судостроительную верфь. Всего в 90 километрах к востоку от Курыка и Актау находится Узень – конечная станция железной дороги «Иран – Туркменистан – Казахстан». Причем казахские официальные лица предлагали использовать новый порт для экспорта узбекских товаров.

Сейчас Казахстан ведет модернизацию порта в Актау, который находится под управлением дубайской компании DP World. Планы у Казахстана великие: к 2025 году увеличить экспортные мощности на Каспийском море до 25 млн. тонн (для сравнения: в российских портах он сегодня составляет 21 млн. тонн).

Прошлой весной президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов торжественно открыл первый (и пока единственный стране) порт в городе Туркменбаши, в строительство которого было инвестировано $1,5 млрд. В нем имеются судостроительно-ремонтная верфь, а также несколько терминалов, которые позволяют отправлять на экспорт по морю дизельное топливо, бензин, полиэтилен, полипропилен, серную и азотную кислоты, аммиак – все то, что можно производить из туркменских углеводородов. Также в прошлом году в Азербайджане был запущен пост Алят в Гарадагском районе, который призван в перспективе заменить Бакинский морской торговый порт. Здесь создана свободная торговая зона, и только первая очередь алатского порта имеет мощность 15 млн. тонн, а после завершения второй очереди она увеличится до 25 миллионов.

А теперь что мы имеем в России… Увы, ничего. Уже три года обсуждается идея модернизации Махачкалинского морского порта, где нужно построить стивидорный комплекс, складские помещения и объекты терминальной инфраструктуры.

Еще в феврале 2017 года по заказу «Корпорации развития Северного Кавказа» была разработана стратегия развития морских портов на Каспии на срок до 2030 года. И если верить этому документу, то у Махачкалинского порта перспектив развития нет – как бы ни пытались убедить в обратном чиновники Минкавказа. Обещали модернизировать порт Оля в Астраханской области, но здесь, вопреки заверениям двух бывших губернаторов (Александра Жилкина и Сергея Морозова) до сих пор не создана вся обещанная инфраструктура – из-за чего грузы идут в обход России. Чему, кстати, был нимало удивлен президент Владимир Путин во время недавнего визита в Астрахань – после чего Морозов и был отправлен в отставку… Кто знает, когда последуют аналогичные по жесткости кадровые решения и на Северном Кавказе. Только вот «экспортную» гонку мы уже проиграли…