ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • Источник: https://amurmedia.ru/

    19 октября 2018

    Дальнему Востоку нужна новая концепция развития

    После назначения главой Минвостокразвития Александра Козлова ведомство покинули три заместителя министра, стоящие у истоков ключевых проектов министерства: ТОРы, свободный порт Владивосток, дальневосточный гектар, единая дальневосточная субсидия, дальневосточные спец разделы государственных программ, электронная виза — Александр Осипов, Сергей Качаев и Артур Ниязметов. Возможно, в скором времени ведомство покинут Александр Крутиков, отвечающий за подготовку ВЭФ и инвестиции, и Павел Волков, курирующий в министерстве как раз всю нормативно правовую работу. По мнению экспертов, изменения в команде министерства связаны со сменой модели и ориентиров работы дальневосточного ведомства, сообщает ИА PrimaMedia.

    Достижение роста экономики Дальнего Востока не ниже стран АТР и демографических показателей уровня советского времени должно стать приоритетом работы правительства и региональных властей на ближайшее время. Эти ключевые моменты Владимир Путин обозначил на президиуме Госсовета по развитию Дальнего Востока, который состоялся на полях IV Восточного экономического форума во Владивостоке. Позже свою мысль президент озвучил и перед иностранными и российскими инвесторами. Прошлая модель развития Дальнего Востока была признана успешной, но сейчас нужны механизмы для прорывного развития. Опрошенные эксперты считают, что новой команде Минвостокразвития будет не просто предложить что-то новое для развития региона. А нужно ли это вообще?

    Реперная точка

    К IV Восточному экономическому форуму Дальний Восток подошел с неплохими промежуточными результатами. Главным из которых эксперты называют изменение стереотипа, что Дальний Восток – это терра-инкогнита. Теперь это не большая и неосвоенная территория, а территория возможностей и развития. В части ведения бизнеса и регуляторной практики регион стал одним из самых продвинутых в стране. «Дальний Восток на сегодняшний день — это беспрецедентная территория по налоговым льготами и возможностям развития», — говорил на ВЭФ основатель и совладелец крупной российской алкогольной компании Beluga Group Александр Мечетин.

    Принятые законы о территориях опережающего развития (ТОР) и свободном порте Владивосток (СПВ) действительно позволяют не только успешно вести здесь бизнес, но и через новации в налоговом администрировании, пограничном и таможенном контроле и т.д. улучшать инвестиционную привлекательность территории в целом.

    «Опережающее развитие Дальнего Востока невозможно без правовой базы. Начиная с 2013 года, было утверждено 36 федеральных законов, подписано более 155 актов Президента России и Правительства РФ, принято более 107-ми ведомственных актов. Самым плодотворным в законотворческом смысле стал 2017 год, когда было принято 12 федеральных законов и 51 акт Правительства. В 2018-м году уже приняты шесть федеральных законов, ряд законов находится в разработке», — говорит Людмила Канаева, заместитель директора правового департамента Минвостокразвития. По ее словам, законы связанны с формированием преференциальных режимов ТОР и СПВ, внесены изменения в налоговое, таможенное, бюджетное законодательство, приняты решения по упрощению земельных отношений и градостроительной деятельности, в том числе в рамках программы «Дальневосточный гектар», упрощен запуск инвестиционных проектов, снижено административное давление.

    Разработаны и запущены новые механизмы развития: инфраструктурная поддержка инвестиционных проектов, механизм бесплатного предоставления земли, приоритизация государственных программ и программ госкомпаний в интересах развития Дальнего Востока,

    Восточный экономический форум, электронная виза для иностранных граждан, прибывающих в свободный порт Владивосток, инвестиционные квоты на вылов рыбы. За этими механизмами стоит нормативно-правовая база, которая гарантирует долговременность условий инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке», — подчеркнула Канаева.

    Беспрецедентные меры по улучшению инвестиционной привлекательности региона, принятые в то время, когда главой Минвостокразвития был Александр Галушка, включали в себя в первую очередь создание 18-ти территорий опережающего развития и режима Свободного порта в пяти дальневосточных регионах. С помощью инструментов ТОРов и СПВ и целевой государственной инфраструктурной поддержки крупнейших инвест проектов уже запущено 1375 проектов с заявленным объемом инвестиций в 3,8 трлн рублей.

    До 2025 года с их помощью инвесторы обещают создать на Дальнем Востоке 127 тысяч новых рабочих мест. При этом на данный момент уже заработало 129 новых предприятий с общим объемом инвестиций 140 млрд рублей. Создано дополнительно 11,5 тысяч новых рабочих мест. Это уже привело к обратному эффекту – на Дальнем Востоке наметился острый кадровый голод. Работодатели специалистов набирают фактически со всей России и заграницы.

    В итоге за 5 лет (фактически совпадает с пребыванием на посту Минвостокразвития Александра Галушки, сентябрь 2013 г. – май 2018 г.) приток иностранных инвестиций на Дальнем Востоке вырос в 15 раз.

    По словам вице-премьера – полпреда Президента РФ в ДФО Юрия Трутнева, доля Дальнего Востока по притоку прямых иностранных инвестиций увеличилась с 2% в 2013 году до 30% в 2017 году. «Мы уверенно лидируем. Эти тенденции продолжаются и в 2018 году, — заявил Трутнев. – По итогам первого квартала 2018 года рост инвестиций в основной капитал составил 11,5%. Опережающими темпами растут объемы строительства – за 5 месяцев 2018 года — 9,3%».

    Ряд экспертов отмечают, что если даже рост количества инвестиционных проектов остановится, уже реализующиеся проекты будут влиять на рост инвестиций в региональную экономику макрорегиона, а далее на рост ВРП.

    «Благодаря ранее принятым решениям на Дальнем Востоке есть хорошие продвижения по многим показателям, — подтвердил успехи предыдущей команды и нынешний глава Минвостокразвития Александр Козлов на Президиуме Госсовета во Владивостоке. — По экономике, по данным Росстата, темпы роста ВРП и инвестиций в основной капитал на Дальнем Востоке начиная с 2000 года выше средних по стране. Объём валового регионального продукта увеличился в 12,2 раза, инвестиций в основной капитал – в 20 раз, прямых иностранных инвестиций – в 34 раза».

    А дальше что?

    «Опережающее развитие Дальнего Востока – это задача общенационального масштаба, об этом я уже неоднократно говорил, — подчеркнул на Госсовете Путин. — Всем надо действовать активно, с полной отдачей, не затягивать, не выхолащивать содержание уже принятых решений».

    Новый этап развития такого большого региона – это созревание некоторых объективных предпосылок, считают эксперты. «Для этого недостаточно одних желаний даже тех людей, кто облачен во властные полномочия, — говорит Сергей Митрофанов, первый вице-президент ГК «В-Лазер». – Новый этап развития региона всегда начинается в Москве. Все нововведения идут именно из столицы на Восток. Но правительство сейчас в поиске скорее не нового этапа, а новых преференций, которые не были бы тяжелыми для федерального бюджета и в то же время позволили бы переломить тенденцию снижения численности населения».

    Пока одним из выходов из ситуации Минвостокразвития связывает с включением дальневосточных разделов в общероссийские программы развития. Данный механизм был разработан еще прежней командой министерства. Согласно бюджетной росписи, ДВ получит 5,5% финансирования от всего объема, направляемого на приоритетные государственные программы. Это, по мнению нового министра Александра Козлова, обеспечит интеграцию национальных госпрограмм с задачами опережающего развития макрорегиона.

    «Хочу подчеркнуть – перед дальневосточниками стоят масштабные задачи. Нам нужно преодолеть накопившиеся за прошлые десятилетия отставания. И здесь нужна не только эффективная работа регионов, профильного министерства, но и всех федеральных ведомств и Правительства в целом», — подчеркнул Александр Козлов.

    Также в своем выступлении на прошедшем во Владивостоке Президиуме Госсовета Александр Козлов обозначил, что на ключевые вопросы региону необходимо 2,8 трлн рублей. Интересно, что раннее другому дальневосточному губернатору, проработавшему министром по делам Дальнего Востока, Виктору Ишаеву для этого надо было на один трлн больше — 3,8 трлн рублей.

    По мнению Юрия Авдеева, директора Азиатско-Тихоокеанского Института миграционных процессов Тихоокеанского института географии ДВО РАН,  ситуация на Дальнем Востоке за последние почти три десятилетия действительно сложилась настолько сложная, что быстрого результата не получится. Необходима системная работа и точное понимание места Дальнего Востока в экономике России.

    Следует понимать функции, которые должны выполнять субъекты Дальнего Востока, чтобы все работали слаженно и эффективно взаимодействовали между собой.

    «Несмотря на то, что ресурсная тематика на Дальнем Востоке не снимается с повестки дня, она все-таки не должна занимать главенствующее место, — считает эксперт. – Это в первую очередь вспомогательное направление экономического развития, которое должно только укреплять приоритеты. В министерстве на сегодняшний день эти приоритеты пока не осознаны. В моем понимании приоритетами является все, что связано с выходом в мировой океан, а также освоением космоса и развитием культуры. (Кстати, о необходимости сосредоточить внимание федерального центра на культурном аспекте жизни региона, говорил еще в бытность министром Александр Галушка. Именно тогда в региональных театрах были реализованы исторические проекты, а на Сахалине состоялся первый всероссийский фестиваль телефильмов «Утро Родины» – прим. ред.). Нам нужен такой подход, где будут применены наши лидерские позиции, а они прослеживаются в этих трех направлениях. И они должны получать все преференции».

    Мировой океан, космос и культура – за редким исключением почти полностью зона ответственности государства. В последнее время государство начинает становиться настоящим собственником, считает эффективность и каждую копейку, но все равно остается масса вопросов. При этом эффективность коммерческого сектора также оставляет желать лучшего, считают эксперты.

    Сергей Митрофанов: Государству следует провести аудит всех предприятий, которые с советского времени были процветающими. В первую очередь это рыбные и ресурсные. Власти должны обратить внимание на то, почему эти предприятия так неэффективно работают, и вместе с собственниками определить грамотных управленцев, которые бы вывели организации на новый уровень. Ведь по факту с советского времени там по большому счету ни одной модернизации не проводилось.

    А нужен ли новый поворот

    Экспертам представляется, на сегодня есть две диаметрально отличные друг от друга модели управления развитием Дальнего Востока: просить денег у Москвы или же искать возможности внутри, искать внутренние резервы. Ярким представителем первой, плоской, модели управления эксперты называют первого министра Минвостокразвития, бывшего губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева.

    В бытность министром Ишаев суммировал проблемы регионов и сообщал о них правительству, что предполагало финансирование проектов регионов. Даже в тучные годы российского бюджета предложение Ишаева не нашло поддержки у руководства страны. Модель «проси больше — дадут хоть сколько-нибудь» оказалась нерабочей.

    Альтернативный способ развивал бывший глава Минвостокразвития Александр Галушка, предложивший искать внутренние источники развития на самой территории. Именно из этой модели появились дальневосточные ТОРы, СПВ и т.д., больше ориентированные на привлечение инвесторов, нежели на трансферты из Москвы. Время показало эффективность такого подхода.

    Особые налоговые режимы, вложение государственных денег только в инфраструктуру оказалось эффективней простых просьб о выделении денег. Бизнес пошел на Дальний Восток. Причем пошел не только отечественный, но и иностранный. Наличие иностранного инвестора, вкладывающего серьезные средства в экономику Дальнего Востока, красноречивей любых отчетов и презентаций.

    Политолог Леонид Бляхер: «Трутнев и Галушка работали довольно успешно. Они работали на конкретную задачу. Но сегодня под вопрос поставлена релевантность этой задачи самой ситуации в регионе.

    Сегодня экономической рост в странах Азиатско-Тихоокеанского региона – порядка 8%. Где их взять?

    На Дальнем Востоке рост в 2,7% дает портфель уже реализуемых в ТОРах и свободном порту Владивосток инвестиционных проектов. Около 1,5% роста способны дать реализуемые инфраструктурные проекты – модернизация БАМа и Транссиба, международные транспортные коридоры и трансграничные мосты, новые энергетические объекты. Еще около 3,8% должно обеспечить привлечение новых частных инвестиций, — рассказал экс министр Александр Галушка на коллегии ведомства в марте этого года во Владивостоке.

    Последует ли этому плану новый руководитель дальневосточного министерства пока не понятно. Некоторые отмечают, что высока вероятность «отката» работы Минвостока к ишаевской модели.

    Эксперты призывают не «заливать» все проблемы бюджетными деньгами. Министерство должно заниматься новыми моделями развития экономики.

    — Нельзя федеральные деньги, которые выделяются, размазывать как масло по хлебу – не хватит, — предупреждает Владимир Квинт, директор Центра проблем модернизации экономических и политических систем РАНХиГС. — Денег сейчас особо нет, чиновникам нужно сконцентрироваться. Рост экономики в 6-8% возможен только если создавать «точки роста». Привлекательные места, проекты, сферы для инвесторов. Одной из таких точек могут быть Курильские острова. Другой – сфера туризма и индустрии гостеприимства, у нее большой потенциал на Дальнем Востоке.

    — Роста на уровне стран АТР можно добиться только за счет проектов нефтегазодобычи, — считает Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики. – Есть много новых месторождений, преимущественно в Якутии. Сахалин – это шельф, а значит, попадает под санкции. Но нужны инвестиции. У российских инвесторов денег сейчас нет. А с иностранными тяжело договориться. Китайцам, например, интересны только сырьевые ресурсы. А мы хотим, наоборот, вложений в обрабатывающую промышленность. А в эту отрасль бизнес идет неохотно.

    Бляхер считает, что в принципе у Минвостокразвития сегодня могла бы быть одна важная функция – быть медиатором между федеральной властью и региональным сообществом. «Но тут имеется противоречие в самом понимании функции министерства, которое само по себе является инструментом. Очень надеюсь, что у министерства получится стать медиатором», — говори Бляхер.