ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • 22 июня 2018

    Лом на фарватере

    Якутская городская дума инициировала внесение дополнений в Кодекс внутреннего водного транспорта России. Речь идет о финансировании операций по очистке водоемов от затонувших судов.

    В соответствии с законом вытаскивать из воды затонувшие теплоходы и баржи должны владельцы за свой счет. Однако законодатель упустил то обстоятельство, что установить собственников удается не всегда. Кто должен платить, если «утопленник» признан бесхозным? Ведь подъем ржавого железа на поверхность - очень дорогая, сложная и длительная операция.

    - На сегодняшний день, к сожалению, не определен орган государственной власти, ответственный за поднятие затонувших судов. Мы предлагаем установить, что при бездействии собственника обязанность поднять судно возлагается на администрацию бассейна внутренних водных путей, - отмечает председатель Якутской городской думы Александр Саввинов.

    Якутяне поднимают эту проблему не первый раз. Минувшей весной бывший глава республики Егор Борисов во время встречи с депутатом Госдумы Сергеем Боярским предложил схожий, но несколько иной вариант. По его мнению, полномочиями по поднятию бесхозных затонувших судов и их утилизации необходимо наделить Федеральное агентство морского и речного транспорта.

    Предложения различаются, но суть их одна: платить за очистку водоемов от представляющего опасность для судоходства и экологии железа должен федеральный бюджет. Регион такие затраты не потянет. По предварительным подсчетам, в Якутии на это потребуется более восьми миллиардов рублей, а доходы от сдачи металлолома призрачны, поскольку надо будет тратиться еще и на его вывозку за тридевять земель.

    Всего, по данным администрации Ленского бассейна внутренних водных путей, в водоемах Якутии затоплено 294 судна. В 250 случаях хозяев установить не удалось. Региональные власти и надзорные органы объясняют это тем, что в основном теплоходы и баржи утилизировались подобным образом очень давно - в прошлом веке.

    Полузанесенные илом «утопленники» опасны в первую очередь для судоходства на реках, где фарватеры узкие и обойти препятствие сложно. К примеру, лет 20 назад речники очень просто утилизировали на Лене огромную баржу. Ее бросили у острова неподалеку от Якутска. Поначалу она лежала у берега, но река постоянно обтесывает этот остров - береговая линия отступает. Затопленной посудины уже давно не видно, о ней напоминают только буруны метрах в ста от берега. И как раз к этому месту по огням створ идут теплоходы - сюда в последние годы переместился фарватер...
    В Якутии на очистку водоемов от представляющего опасность для судоходства и экологии железа потребуется более восьми миллиардов рублей. Регион такие расходы не потянет

    Хозяева подобного железа весьма неохотно признают свои права на утонувшую собственность, особенно если это приводит к ЧП, и оплачивать надо не только утилизацию судна, но и штрафы, а также компенсировать нанесенный ущерб. Показательный случай произошел недавно в Якутске под боком у властных, надзорных и природоохранных структур.

    13 мая живущие в районе речного порта люди обнаружили на воде и берегу слой мазута. Выяснилось, что кто-то начал пилить на металлолом старое судно-нефтесборщик, недра которого были заполнены отходами нефтепродуктов. Что успели, отпилили, но с началом ледохода вода поднялась, останки судна оказалось затопленным, и содержимое трюмов всплыло. Городу угрожала реальная беда: рядом расположен водозабор, коммунальщики предупредили якутян о возможном отключении подачи воды.

    Название затопленного судна написано на его бортах большими буквами: «Нефтесборщик-504». Место, где ему определили последнюю стоянку с полными трюмами, принадлежит известной судоходной компании. Но когда по требованию общественности правоохранительные органы стали выяснять, кому принадлежит плавсредство, хозяина не оказалось. Зачищать акваторию и берег от отходов нефтепродуктов пришлось за казенный счет.

    - Из-за того, что процесс расследования инцидента и установление виновных и ответственных лиц затянулись, администрация Якутска приняла решение приступить ко второму этапу ликвидации разлива нефтепродуктов за счет средств городского бюджета, - отметил первый заместитель главы города Сергей Игнатенко.

    Муниципалитет намерен взыскать потраченные миллионы с виновника. Но его еще надо найти. А пока уголовное дело возбудили не в отношении конкретного подозреваемого, а по факту загрязнения реки.

    Если бы мазут не всплыл и общественники не подняли шум, со временем раскуроченный «Нефтесборщик-504» вполне мог стать 251-м бесхозным затопленным судном, ожидающим федерального финансирования на утилизацию. Все шло к этому.

    А как у соседей

    На Камчатке в Авачинской бухте кто только не утилизировал подобным образом суда - от военных до браконьеров, промышляющих под флагами экзотических стран. Около десяти лет назад межрайонная природоохранная прокуратура занялась выявлением хозяев и стала добиваться от них очистки бухты. Только в 2014 году суд удовлетворил 40 таких исков. Однако многие решения не исполняются.

    По данным минприроды края, под водой сейчас находится около 70 судов. На их подъем потребуется 270 миллионов рублей. Что-то оплачивают собственники, часть работ финансируется из регионального бюджета. При этом местные власти рассчитывают и на поддержку федеральной казны, добиваясь, чтобы реабилитацию бухты включили в приоритетный проект «Чистая страна».