ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • Источник: https://vgudok.com/

    12 марта 2018

    Развивающиеся страны всех гипертруба шатали

    Мир, точнее, его часть захлестнула волна Hyperloop’омании. Идея этой «вакуумной почты» для перемещения людей и грузов, предложенная в начале 10-х годов XXI века неординарным венчурным капиталистом Илоном Маском, была подхвачена не менее эксцентричным бизнесменом — 67-летним Ричардом Брэнсоном, создавшим для этих целей компанию Virgin Hyperloop One. Инвесторами проекта выступают и американский капиталист иранского происхождения Шервин Пишевар, и владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов, который уже вложил $50 млн. Всего же VHO собрала почти $250 млн.

    Обращает на себя внимание география нового транспортного увлечения. На родине Маска, в США, несмотря на, казалось бы, гипертрофированный интерес к техническим новинкам (iPhone, Tesla, Uber) и наличию капиталов, дальше составления письма к Трампу с просьбой оказать федеральную поддержку проекту Hyperloop пока не пошло. Если не считать 500-метровой тестовой трассы в Неваде, где в прошлом году прошли испытания концепта этого «пятого» (после корабля, поезда, автомобиля и самолёта) вида транспорта. Заинтересованные стороны никак не могут договориться, какой маршрут выгоднее строить: между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско или Кливлендом и Чикаго?

    Большую активность проявляют страны (которые раньше было принято называть «третьим миром»), получившие политкорректное определение — с развивающейся экономикой. В Индии VHO заключила соглашение с Управлением развития городского округа Пуна о разработке проекта сверхскоростного поезда между Пуной и Мумбаи. Стоимость проектировки составит $5 млн, строительство первого 10-километрового участка (вся линия составляет 136 км) оценивается в $300 млн. Аналогичные документы компания подписала в Саудовской Аравии для организации перевозки пассажиров от аэропортов до населённых пунктов и в ОЭА — для создания магистрали Абу-Даби – Дубаи.

        Мы не знаем, какими будут последствия для человека от перемещения в вакуумной трубе…

    Россия также числится в «хайберлуповских» передовиках. Во многом благодаря энтузиазму Магомедова, который оплатил разработку пилотного проекта магистрали по технологии Hyperloop. В его представлении эта линия длиной 64,8 км должна соединить дальневосточный порт Зарубино, в развитие которого «Сумма» планировала вложить до $1,5 млрд собственных средств, с китайским городом Хуньчунь. Правда, есть нюанс. Как признаётся разработчик проекта, директор ГУП «МосгортрансНИИпроект» Александр Поляков, «мы не знаем, какими будут последствия для человека от перемещения в вакуумной трубе… Перепады давления там будут такими же, как в самолётах. Честно говоря, людей перевозить в Hyperloop пока опасно». Поэтому предлагают обкатать технологию на транспортировке грузов. Ну, уже и то приятно, что наши разработчики оказались весьма гуманными и тренируются на условных кошках.

    Во всем этом высокотехнологичном ажиотаже есть ряд моментов, которые пока не позволяют говорить о том, что точка невозврата в проекте уже пройдена. Во-первых, сам Hyperloop — это венчурный бизнес, который подвержен большому риску, как с финансовой точки зрения, так и по востребованности и осуществимости самой технологии. Достаточно вспомнить распиаренный проект Theranos, который его основательница — амбициозная Элизабет Холмс — объявила революцией в анализах крови. Она привлекала более $400 млн инвестиций, однако никакого прорыва так и не было совершено. Такие же аналогии напрашиваются и с Hyperloop, коль скоро даже специалисты не уверены в его полной безопасности для пассажиров.

    Во-вторых, несколько настораживает география заявок на прорывную транспортную технологию. Стремление развивающихся стран, куда можно отнести и Россию, оперативно внедрить новомодную технологию и утереть нос «старпёрам» из Европы и Америки понятно: таким образом, они сразу заявляются в модную технологическую повестку и широкими шагами переступают лишние ступни транспортного развития. Но возникает вопрос, не отвлекают ли эти модные разрекламированные «штучки» внимание и государства, и бизнеса от развития ставших уже традиционных средств транспорта, в том числе ВСМ? Ведь та же Индия не может обеспечить своё население (1,4 млрд человек, на секундочку) нормальным железнодорожным и автобусным сообщением, а визитной карточкой страны уже стали поезда, облепленные людьми, как мед пчёлами. Смогут ли эти небогатые люди воспользоваться услугами Hyperloop, который, в случае его реализации, наверняка будет в разы дороже обычного поезда и даже самолёта?

        Китайские инвесторы, которые колесят по миру, предлагая финансирование для ВСМ в России, Скандинавии, в Азии, почему-то не торопятся вкладывать деньги в проект Маска–Бренсона.

    Что ещё примечательно: Китай, не уступающий Индии по численности населения, почему-то не торопится внедрять модную технологию, хотя финансы позволяют. Недавно правительство Поднебесной объявило о планах потратить в 2018 году $115 млрд на железные дороги, в том числе и высокоскоростные, но ни словом не обмолвилось о «трубе». Те же китайские инвесторы, которые колесят по миру, предлагая финансирование для ВСМ в России, Скандинавии, в Азии, почему-то не торопятся вкладывать деньги в проект Маска–Бренсона.

    Так что ближайшие годы покажут, не станет ли Hyperloop просто ещё одной забавной игрушкой для миллионеров, которым не жалко потерять лишние $50-100 млн, или он всё-таки выльется в технологию, которая изменит наши представления о скорости и безопасности перемещения в пространстве. А России, как в известном анекдоте, надо решить, умная она или красивая: то есть будет она развивать, как Китай, привычные железные дороги и уже апробированные ВСМ-технологии, или, как Индия с арабскими шейхами, сломя голову, бросится в омут модной технологической фишки с непредсказуемыми результатами.