• 3 февраля 2020

    Лилась прошлогодняя нефть

    По данным Морспасслужбы, в 2019 году зафиксировано более 100 случаев разлива нефти и нефтепродуктов в морских акваториях. В Росприроднадзоре причинами разливов называют недостаточную оснащенность аварийно-спасательных формирований и нарушения правил бункеровки. Между тем, Росморречфлот объявил планы ЛАРН, утвержденные по старым правилам, недействительными, против чего резко возражает Росморречбункер, обратившийся по этому поводу в прокуратуру.

    Разливай, но проверяй


    По данным Морспасслужбы, в 2019 году произошло 104 случая аварийных разливов нефти и нефтепродуктов. По данным Росприроднадзора, общая площадь загрязнения превысила 800 тыс. кв. м.

    В Росприроднадзоре ИАА «ПортНьюс» прокомментировали, что основной причиной аварийных разливов является «недостаточная оснащенность судов сепараторами для переработки нефтесодержащих вод, системами накопления и выдачи нефтесодержащих вод, нарушение правил проведения бункеровочных операций, а также недостаточная обеспеченность портов судами-нефтемусоросборщиками, судами-сборщиками льяльных вод, береговыми станциями по приему и переработке льяльных и балластных вод, неукомплектованность (либо отсутствие) аварийно-спасательных подразделений, ответственных за ликвидацию аварийных разливов нефтепродуктов».

    При этом подразделения Морспасслужбы в 2019 году приняли участие в 95 операциях по ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. Больше всего работ по ликвидации разливов с участием Морспасслужбы проведено в Приморском крае (50 случаев). В Азово-Черноморском бассейне – 17 случаев, в зоне ответственности Архангельского филиала – 12 случаев, на Каспии – 9 случаев.

    Как ранее отмечали в Морспасслужбе России, ее годовая потребность в финансировании для выполнения государственных задач обеспечивается бюджетом лишь на 12-15%. Оставшиеся средства привлекаются за счет коммерческих направлений деятельности службы, прежде всего, работы на шельфовых проектах.

    Отметим, что ликвидация аварийных нефтеразливов должна осуществляться аварийно-спасательными формированиями в соответствии с утвержденными планами. Между тем, Росморречфлот объявил недействующими планы ликвидации аварийных нефтеразливов (ЛАРН), утвержденные в период с 24 ноября 2014 года по 10 ноября 2018 года. Данное решение обосновывается тем, что, по мнению федерального агентства, в указанный период отсутствовала процедура утверждения планов ЛАРН и соответствующие нормативно-правовые акты. В связи с этим ведомство потребовало от бункеровочных компаний утвердить новые планы в соответствии с требованиями действующего законодательства: с проведением тренировочных учений и получением положительного заключения от Росморречфлота.

    В то же время утверждение планов ЛАРН «по второму кругу» ведет к существенным финансовым и временным затратам для бизнеса. По оценкам, которые приводит Российская  ассоциация морских и речных бункеровщиков (Росморречбункер), стоимость разработки нового плана ЛАРН в среднем составляет 500 тыс. руб., расходы на проведение тренировочных учений 600-800 тыс. руб., а сроки согласования и проведения таких учений и утверждения их результатов могут достигать 61 рабочий день и более.


    В Росморречбункере указывают, что процедура утверждения плана ЛАРН существовала и ранее, она предусматривала проведение комплексных учений в течение 30 дней после утверждения плана ЛАРН и далее не реже одного раза в три года, причем с участием представителей федеральных органов исполнительной власти, включая Росморречфлот.

    По мнению ассоциации, требование Росморречфлота заново утверждать планы ЛАРН противоречит законодательству. В связи с этим Росморречбункер направил обращения в генпрокуратуру России и в Минтранс России с изложением своей позиции и просьбой отзыва соответствующего указания Росморречфлота.

    В самом Росморречфлоте комментировать ситуацию отказались.

    Как прокомментировал ИАА «ПортНьюс» управляющий партнер адвокатского бюро СПб «Инмарин» Кирилл Маслов, с точки зрения законодательства планы ЛАРН не являются бессрочными, но они не могут объявляться недействительными «задним числом» из-за изменений нормативно-правовой базы.

    Как бы то ни было, ситуация с нефтеразливами остается тревожной, особенно в Дальневосточном бассейне. Возможно, требования Росморречфлота некорректны с юридической точки зрения, однако, судя по всему, со стороны бизнеса должны прозвучать какие-то альтернативные предложения, направленные как на минимизацию последствий разливов, так (и это даже важнее) – на их предупреждение. В противном случае государство может пойти по пути ужесточения требований в этой части.

    Более подробно на эту тему читайте в очередном номере журнала «ПортНьюс», который можно заказать в редакции >>>>

    Виталий Чернов.

    Ссылка по теме:

    «ПИЛАРН»: итоги 2019 года и планы на 2020 год >>>>