• 1 июля 2019

    Крыму больше не наливать


    Нефтеналивной причал в Керчи стал предметом судебных споров между портами Крыма и топливной компанией «ТЭС», в то время как на полуострове уже наблюдался дефицит бензина.

    Нет повести причальнее на свете...

    Нефтеналивной терминал компании «ТЭС» в Крыму, принадлежащий бывшему главе «Черноморнефтегаза» и экс-депутату Сергею Бейму, пытается получить в собственность инфраструктуру причала для перевалки нефтепродуктов рыбного порта Керчи, входящего в «Крымские морские порты». Еще при Украине бизнесмен вложил деньги в его реконструкцию. Госпредприятие причал не отдает, однако само использовать не хочет. Его арендует терминал «ТЭС», который до сих пор активно использовал его в перевалке. Однако недавно терминалу пришлось остановить работу из-за штрафов, которые были вызваны тем, что гидротехнические сооружения не находятся в собственности терминала.

    Компания «ТЭС-Терминал» — комплекс по перевалке мазута, сжиженного газа и светлых нефтепродуктов в Керченском рыбном порту — подала иск к Совету министров республики Крым, в котором требует признать право собственности на имущество для перевалки нефтепродуктов, находящееся в хозяйственном ведении ГУП «Крымские морские порты». Арбитражный суд республики Крым в мае 2019 года принял иск к производству.

    Имущество находится на территории рыбного порта Керчи, на причале № 7, и представляет собой металлическую аппарель, комплекс по ее управлению, гидростанцию, помещение управления платформой, насосную станцию и электрощитовую.

    Кроме того, в смежном судебном споре компания просит признать недействительным распоряжение Совета министров (№ 1569-р от 29 декабря 2017 года), которым это имущество было закреплено за «КМП» на праве хозяйственного ведения. Также этим распоряжением морским портам были переданы расположенные на седьмом причале трубопроводы светлых и темных нефтепродуктов, эстакады, по которым они проходят, и устройства для налива и слива нефтепродуктов в суда-танкеры (стендеры СР-250). Наконец, в еще одном споре «ТЭС-Терминал» просит признать отсутствующим у республики Крым права собственности на сам причал № 7.

    Как сообщил ИАА «ПортНьюс» собеседник в «КМП», попросив не ссылаться на него, основной владелец «ТЭС» Сергей Бейм (В 2014–2015 годах также работал гендиректором «Черноморнефтегаза», а прошлом — депутатом Верховной Рады Крыма) еще при Украине договорился с «Крымскими морскими портами», что обе стороны вложат деньги в реконструкцию седьмого причала, после чего он вместе с расположенной на нем инфраструктурой будет передан «ТЭС» в собственность или, по крайней мере, в долгосрочное пользование.

    «В итоге Бейм вложил деньги, а морские порты — нет, в результате чего он теперь полагает, что причал вместе с имуществом принадлежит ему. Сейчас причал используется его компанией. Некоторое время назад мы пытались вернуть причал предприятию, но впоследствии передумали, так как Бейм платит аренду. Сами мы использовать этот причал не сможем, поскольку его оборудование завязано на нефтеналивной терминал. Да и планов таких нет», — утверждает собеседник.

    Гендиректор «ТЭС-Терминал» Михаил Фалько частично подтвердил эту информацию. «Украина должна была либо сдать нам все это в аренду, либо рассчитаться. В общей сложности мы потратили $50 млн. Мы полностью провели укрепление причальной стенки, построили нефтеналивной причал, паромный комплекс, железнодорожную аппарель. Но после перехода в Россию нам никто эти затраты не возместил, порт начал придумывать тарифы на использование причала и причальные сборы», — сказал он.

    По его словам, чтобы переваливать опасные грузы, стивидорные компании должны владеть гидротехническими сооружениями. Однако год назад «КМП» описали 200 м трубы, проходящей по этим сооружениями, и поставили себе на баланс.

    «В связи с тем, что гидротехнические сооружения не находятся в нашем владении, мы не можем больше продолжать вести деятельность, поскольку получаем штрафы Ространснадзора. Действия «КМП» привели к тому, что недавно мы вынуждены были полностью остановить работу всего терминала. Власти республики не понимают, как нам передать гидротехнику, поскольку, по закону, госимущество не может быть никому передано без конкурса», — говорит Михаил Фалько.

    Минтранс Крыма перенаправил запрос ИАА «ПортНьюс» в «Крымские морские порты», после чего гендиректор «КМП» Сергей Квасов отказался от комментариев.

    Как следует из материалов одного из дел, на причале в прошлом находилось мазутное хозяйство, использовавшееся по договору аренды украинским предприятием «Крымтеплокоммунэнерго», — нагревающие устройства, емкости для хранения мазута, теплообменники, насосы, воздуховоды и фильтры.

    В 2010 году «Крымский морской рыбный порт» выдал «ТЭС-Терминалу» поручительство, по которому компания к 2012 году реконструировала причал. В результате реконструкции причал разделили на три части — комплекс по перевалке нефтепродуктов, паромный комплекс по обслуживанию железнодорожного транспорта и грузовой причал. Общая протяженность причала составила 267 м, следует из данных «КМП».

    В декабре 2018 года Арбитражный суд республики Крым отказал «ТЭС-Терминалу» в признании незаконным распоряжения Совета министров о передаче имущества причала «Крымским морским портам», в апелляционной инстанции сейчас рассматривается жалоба компании на это решение. Представитель Совета министров заявил на суде, что распоряжение законно и обоснованно, а у компании «ТЭС-Терминал» нет никаких документов, подтверждающих возникновение у нее права собственности.

    Объемы перевалки компания «ТЭС» не публикует. В интервью «Интерфаксу» в декабре 2014 года Сергей Бейм заявлял, что Крым потребляет 50–60 тыс. тонн нефтепродуктов в месяц и именно на такой объем перевалки он планировал вывести свой терминал. В 2017 году объемы потребления только бензина в республике Крым в связи большим количеством туристов из России выросли до 410 тыс. тонн. В августе 2017 года наблюдался даже дефицит бензина, в течение недели 95-го бензина не было практически ни на каких заправках.

    «ТЭС-Терминал» принимает железнодорожные паромы, переваливает сжиженные углеводородные газы, светлые и темные нефтепродукты, следует из данных на сайте терминала. На каждом из нескольких десятков спутниковых снимков программы Google Earth, которые были сделаны в период с 2014 года по февраль 2019-го, к причалу пришвартовано два-три крупных судна и еще несколько небольших (конкретное расположение причала указано на сайте «КМП»). В половине снимков у причала стоит судно с железнодорожными вагонами, при этом положение вагонов от снимка к снимку меняется как на судне (как меняется и место швартовки самого судна), так на подъездных железнодорожных путях. Из этого можно сделать вывод, что в указанный период «ТЭС-Терминал» активно пользовался причалом и в том числе железнодорожным комплексом.

    По данным бухгалтерской отчетности в системе Kartoteka.ru, совокупная выручка компаний «ТЭС-Терминал» и «ТЭС-Терминал-1» в 2015–2017 годах колебалась между 65 млн руб. и 857 млн руб. в год. Общая выручка компаний «Фирма "ТЭС"» и «Торговый дом "ТЭС"» (основные юрлица группы «ТЭС») в этот же период находилась в пределах 10,2–12,9 млрд руб. в год.

    Терминал «ТЭС» в последние годы переваливал нефтепродукты по договорам с Роснефтью и с «Мобильными ГТЭС» (размещает газотурбинные электрические станции в Москве и в Крыму), а также по договорам с оптовыми поставщиками нефтепродуктов (один из них требует в суде с «ТЭС-Терминала» вернуть переданные на хранение нефтепродукты на сумму 3,8 млрд руб., но уже проиграл суд в трех инстанциях). Также на сайте «ТЭС» говорится о перевалке нефтепродуктов «Газпром нефти» и «Башнефти».

    Спорный причал не имеет отношения к ранее заявленным планам «Крымских морских портов» начать перевалку нефтепродуктов в Керчи. По словам собеседника в «КМП», для этих целей выделен другой причал, однако он требует реконструкции, на которую нет денег. «Именно из-за неготовности причала нам постоянно отказывают в лицензии. Ее нет до сих пор, хотя на протяжении последних лет мы подавали заявку неоднократно», — утверждает он.

    «Порт при всем желании не смог бы использовать инфраструктуру причала, так как она является частью замкнутого цикла нашего терминала, — подтвердил Фалько. — Кроме того, за все время, сколько мы платим порту за его использование, порт ни разу не почистил подходной канал. Там задекларирована глубина 8 м, но по факту — 5,1 м. Суда с осадкой более 4 м туда не пускают».

    Александр Аликин.