• 5 апреля 2017

    Откуда Магадан видно?


    По сути единственным грузовым «окном в мир» для Магадана является морской порт, от функционирования которого зависит вся область. Транспортная изоляция региона на руку крупным компаниям, стремящимся к монополизации рынка, а более мелкие транспортно-логистические хозяйствующие субъекты жалуются на то, что их выдавливают с рынка под надуманными предлогами. История, которая разыгрывается вокруг перевалки нефтепродуктов в местном порту, является хрестоматийным примером состояния конкурентной среды в отдаленных портах.

    Удар от плана ЛАРН

    По данным Росморречфлота, всего в порту Магадан имеется 7 причалов, 6 из которых – сухогрузные («Магаданский морской торговый порт», ММТП) и 1 – нефтеналивной («Колыматранснефть»).

    Так как в Магадане отсутствует железная дорога, связывающая город с остальной Россией, а автодорога, по сути, существует лишь условно, то поставки нефтепродуктов в город круглогодично происходят только через морской порт. Объем перевалки нефтепродуктов наливом через порт в 2016 году вырос почти на 7% и составил порядка 335 тыс. тонн.

    Несколько лет назад в регионе появились компании, которые организовали перевалку нефтепродуктов в специализированных танк-контейнерах через сухогрузные причалы ММТП, тем самым создав конкуренцию в сегменте логистики нефтепродуктов («Торгово-топливная компания», «Аэрофьюэлз Магадан» и др.). Всего речь идет о более 10 компаниях, которые поставляли нефтепродукты для горнодобывающей промышленности, авиаперевозок, строительства Усть-Среднеканской ГЭС. Танк-контейнеры перевозились в порт «Сахалинским морским пароходством» и FESCO (примерно по 20 тыс. тонн каждым перевозчиком в год). Помимо того, что танк-контейнерная логистика способствовала сдерживанию цен на нефтепродукты в регионе, такой способ транспортировки также лучше гарантировал их качество, поскольку контейнеры опечатывались на предприятии.

    Однако перевозки танк-контейнеров неожиданно прервались благодаря заявлению некоего гражданина, на основании которого в отношении ММТП в декабре 2016 года была проведена проверка со стороны регионального управления Госморречнадзора, выявившего отсутствие у стивидорной компании плана по ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов (ЛАРН). Срок устранения нарушения был дан до 1 июля 2017 года, при этом действие лицензии на перевалку грузов 3-го класса опасности, к которым относятся нефтепродукты, не приостанавливалось. Как рассказали ИАА «ПортНьюс» в «Торгово-топливной компании», ссылаясь на предписание, 24 января 2017 года ММТП заявил о приостановке обработки танк-контейнеров с нефтепродуктами. Таким образом, деятельность небольших топливных компаний оказалась парализована на полгода, что означает срыв соответствующих подрядов, необходимость выплаты неустоек и как следствие - возможное банкротство.

    В ответе на запрос Общественной палаты РФ начальник Госморречнадзора Константин Столповицкий указал, что предписание ведомства не налагает на ММТП обязанности прекращения обработки танк-контейнеров с нефтепродуктами и что такое решение является собственной инициативой порта.

    На запрос перевозчиков от 22 февраля 2017 года ООО «ДВ-Экспертспецпроект» ответило, что план ЛАРН для ММТП был разработан в 2012 году по договору с этой же стивидорной компанией. Куда он делся, остается загадкой.


    В связи со сложившейся ситуацией 20 февраля 2017 года в аппарате полномочного представителя президента России в Дальневосточном федеральном округе было проведено совещание, участники которого констатировали, что сложившееся положение может привести к критическому дефициту топлива у соответствующих потребителей и поставщиков. Также было отмечено, что сроки исправления нарушения для ММТП сильно затянуты, а стивидорная компания не предпринимает для этого никаких активных мер и ненадлежащим образом хранит соответствующие документы. ММТП было поручено принять исчерпывающие меры для выполнения предписания Госморречнадзора в минимальные сроки и доложить о них в срок до 27 февраля 2017 года, а также обеспечить перевалку танк-контейнеров на период устранения замечаний. УФАС России по Магаданской области поручено не допускать ограничения конкуренции в порту, а правительству области – оказать содействие хозяйствующим субъектам на период ограничений, включая поиск альтернативных вариантов разгрузки.

    Как рассказали ИАА «ПортНьюс» в «Торгово-топливной компании», несмотря на принятые в аппарате представителя президента решения, дело не сдвинулось с мертвой точки. Не помогли и обращения в Федеральную антимонопольную службу России (ФАС), которая до сих пор не предприняла действенных мер в данной ситуации на фоне ее общей гиперактивности в стивидорном сегменте. На соответствующий запрос ИАА «ПортНьюс» на момент публикации статьи в ФАС также не отреагировали. Обращение участников рынка к руководству региона тоже не возымело практического эффекта.

    В то же время на ситуацию обратили внимание в Совете Федерации. Так, заместитель председателя комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов направил в Минтранс России обращение с просьбой оказать содействие в скорейшем урегулировании ситуации.

    Таким образом, решить проблему на местном уровне оказалось невозможным. В результате бездействия пострадают не только упомянутые компании-поставщики, но и их потребители, которые будут вынуждены перенести сроки реализации соответствующих инвестпроектов, либо приостановить свою деятельность ввиду нехватки топлива, а в итоге – обратиться за топливом к монополистам, которые будут диктовать им уже свои условия. В результате люди недополучат зарплату и попадут под сокращения, а цены вырастут.

    Чтобы обеспечить конкуренцию и цивилизованный рынок в Магадане, судя по всему, понадобится прямое вмешательство федеральных структур. Но не будет ли слишком поздно и не является ли данная история показательным примером наличия системных проблем с конкуренцией и развитием транспортно-логистического бизнеса в отдаленных регионах?

     Софья Винарова.