• 26 мая 2014

    Cуда да дело

    Мировое судоходство и судостроение стоят на грани новой технологической революции. В будущем суда будут ходить без экипажей, а в качестве топлива использовать сжиженный газ и возобновляемые источники энергии. Основные драйверы развития отраслей лежат в сфере топливной экономии и экологического регулирования.

    Безрадостная стабилизация


    Мировой судоходный рынок пока так и не восстановился после кризиса 2008-09 годов. Хотя в последние месяцы наблюдается некоторое оживление и рост, тем не менее, уровень фрахтовых ставок остается на значениях существенно ниже докризисных. Так, индекс стоимости фрахта Baltic Dry находится на уровнях 2009 года – в разы ниже докризисного уровня 2008 года. Индекс Shiplnx (активности компания в сферах судостроения, судоходства, портового сервиса) – почти в 3 раза ниже уровня того же 2008 года.

    В этой ситуации основными драйверами для качественного развития и внедрения новых технологий являются стремление к топливной эффективности и экологическое регулирование. Именно эти факторы заставляют судовладельцев искать новые решения и заказывать новые проекты судов. Кроме того, имеется тенденция к увеличению вместимости судов (особенно в контейнерных перевозках) и консолидации рынка вокруг нескольких крупных игроков.

    Между Азией и Европой


    В настоящее время мировая судостроительная промышленность разделилась на две неравных части. Около 90% тоннажа производится в Азии, происходит медленный рост флота азиатских судовладельцев. При этом Европа сохраняет лидирующие позиции в области высокотехнологичных решений. Так, по данным классификационного общества DNV GL, около 70% мирового флота контролируется из Европы, которая также доминирует в сфере производства судового оборудования и оснащения. В Европе сосредоточены компетенции в сфере высокотехнологичного судостроения и инноваций, размещены крупные судостроительные кластеры.

    По мнению руководства одной из крупнейших немецких верфей Blohm+Voss, европейское судостроение не сможет конкурировать с верфями Азии в сегменте строительства низкотехнологичных крупнотоннажных судов, однако прочно удерживается в нише судов высокотехнологичных.

    Если говорить о России, то здесь имеются уникальные компетенции в сфере судостроения судов на атомном топливе и судов арктического класса. Впрочем, без сотрудничества с ведущими мировыми центрами судостроения, успешное развитие отечественной промышленности будет вряд ли возможно.

    На грани фантастики


    По оценкам DNV GL, в долгосрочной перспективе судоходство будет становиться все более «умным». Так, прогнозируется появление автоматических судов, двигающихся без экипажа, что позволит снизить эксплуатационные издержки на содержание экипажа и «человеческий фактор». С другой стороны, внедрение подобных технологий может создать новые угрозы – такие, как дистанционный перехват управления судами. В сфере бункерного топлива все большую роль будет играть сжиженный природный газ, биотопливо, гибридные силовые установки.

    В судостроении также будут развиваться информационные технологии, позволяющие смоделировать в виртуальной реальности различные условия, тем самым сократив издержки при проектировании и строительстве судов.

    Как бы то ни было, но рост населения земли и региональная нехватка тех или иных ресурсов так или иначе приведет к росту международной торговли. Будут появляться новые товары и исчезать привычные. Например, прогнозируется рост дефицита пресной воды – возможно, она будет транспортироваться в танкерах. В то же время, развитие технологий 3D-принтеров, позволяющая «печатать» различные вещи и детали, может привести к сокращению перевозок соответствующих грузов морским транспортом.

    Виталий Чернов.